Марш равенства-2017 глазами канадца

Марш равенства-2017 глазами канадца 23 июня 2017
Автор: Рис Ван Бреда, стажер «Гей-Альянса Украина», гражданин Канады


Для меня, как и для многих украинцев, КиевПрайд 2017 стал первым опытом появления на Марше гордости. Стажировка в организации «Гей-альянс Украина» этим летом, вне всякого сомнения, приковала мое внимание к оценке фундаментальных прав и свобод человека, которые я, будучи гражданином Канады воспринимал как нечто само собой разумеющееся. Но, что еще важнее, время, проведенное в «Гей-альянсе Украина», подарило мне гораздо больше мотивации в том, что касается новых целей и продолжения борьбы за права человека как в Украине, так и в Канаде.

Борьба за права человека — это неравный бой вне зависимости от того, где он ведется, который требует решимости, сотрудничества и солидарности. Потому что в конечном итоге именно это определяет, будет ли бой успешным.

Маршируя по улицам Киева с радужным флагом в руках и развевающимся за спиной флагом Евросоюза, я понимал, что это событие — нечто большее, чем просто «марш». Это продолжение борьбы за новую Украину, куда более добрую и толерантную. Как и главный девиз «Евровидения» этого года — «Празднуем разнообразие», — это в первую очередь именно о праздновании разнообразия украинцев.

По мере того, как Марш равенства становится все более массовыми, привлекая людей со всех уголков страны — с разным жизненным опытом, с различным социальным и экономическим фоном — вполне естественно ожидать, что КиевПрайд станет укореняться и, возможно, распространяться на другие украинские города.

То, что не подлежит сомнению, и что удалось почерпнуть из истории борьбы за права человека (и права ЛГБТ) на протяжении длительного периода: как только колеса свободы начинают вертеться, пути обратно нет. Это особенно хорошо заметно на примере Украины после Майдана. Теперь, когда Украина, наконец, начала реализовать прозападную и проевропейскую политику, пути назад быть не может.

На что я могу надеяться в будущем для КиевПрайда, а также украинского ЛГБТ-движения целом, так это на то, что движение будет продолжать расти и развиваться. Будет бороться за то, чтобы повлиять на правительство, которое должно уважать права сексуальных меньшинств и гендерное самовыражение. Это связано в первую очередь с тем, что в обязанности правительства входит защита людей от преступлений на почве ненависти и укрепление свободы для своих граждан (к сожалению, нынешние украинские власти не признают преступлений на почве гомофобии).

Поскольку Канада и другие западные страны боролись за «сексуальную революцию» еще в 1960-70-е годы, что в конечном итоге привело к нормализации отношения к представителям ЛГБТ и ЛГБТ-культуре, я надеюсь, что у Украины и других постсоветских стран, которые, к сожалению, не смогли испытать на себе этого социального влияния, получится быстро и эффективно охватить социальное равенство и многообразие. Хотя для этого требуется время даже в рамках одного поколения, мы уже наблюдаем рост и позитивные изменения на постсоветском пространстве: в Грузии, Армении, Украине и странах Балтии становятся более терпимыми к ЛГБТ-сообществу, даже с учетом угроз в адрес правозащитников.

Вот почему движение за права человека и деятельность неправительственных ЛГБТ-организаций и других структур, занимающихся этой тематикой, абсолютно необходимо для того, чтобы совершить первые шаги по пути равенства. Именно благодаря работе «Гей-Альянса Украина» и других организаций, созданных по принципу «рутграсс» («корни травы», инициатива, идущая снизу. — прим. ГАУ) происходит постоянное «подталкивание» к общепринятым социальным нормам в борьбе за права ЛГБТ, а также борьба с государственными институтами, обязанными выполнять свои демократические обязательства перед всеми без исключения гражданами Украины.

Впрочем, заметные различия между киевским Маршем равенства и ЛГБТ-прайдами в Канаде игнорировать невозможно. Несомненно, прайд-марши в Канаде (и во многих других странах) когда-то тоже сталкивались с насилием и травлей со стороны церкви и социальных консерваторов. Однако благодаря работе общественных организаций и ЛГБТ-сетей барьеры постепенно начали разрушаться. Именно наблюдение за этими историческими преобразованиями наталкивает меня на мысль, что украинское ЛГБТ-движение, вне всякого сомнения, будет развиваться по аналогичной схеме. Благодаря изучению событий, связаных с первым ЛГБТ-маршем в 2013 году, и нападений правых радикалов на участников марша в 2015-м, а также успешное проведение маршей в 2015 и 2016-м, я с оптимизмом смотрю в будущее и понимаю, что развитие и эволюция Марша равенства могут стать тем самым празднованием разнообразия, которое наблюдается сегодня в Канаде.

В заключение хочу отметить важность этого второго успешного и безопасного Марша гордости, что является охватом куда более широкой картины развития движения за права ЛГБТ и конституционного права на свободу мирных собраний, которые должны стать яркой иллюстрацией того, что нельзя отступаться от идеи свободного волеизъявления, от того, кем ты являешься. Я могу выразить только надежду и растущий оптимизм в отношении будущего прав ЛГБТ в Украине. Хотелось бы надеяться, что вы тоже.

Права ЛГБТ — это права человека, а права человека — это права ЛГБТ. И об этом никогда не следует забывать.