Регистрируемое партнерство – важная веха на пути европейского развития Украины

Регистрируемое партнерство – важная веха на пути европейского развития Украины 19 октября 2016
Автор: Анатолий Грибанов, эксперт, Центр «Наш мир»


В Плане действий по реализации Национальной стратегии в сфере прав человека среди прочих обязательств, которые взял на себя украинский Кабмин, есть пункт о разработке закона о регистрируемом гражданском партнерстве. Предполагается, что этим законом могут воспользоваться как разнополые, так и однополые пары, дабы урегулировать имущественные и неимущественные права, в частности владение и наследование имущества, содержание одного партнера другим в случае потери трудоспособности. Помимо этого, с его помощью предполагается реализовать конституционное право не свидетельствовать против своего партнера. В плане указан срок исполнения этого обязательства — 2017 год.

Чтобы включить данный пункт в правительственный План действий, потребовалось немало адвокационных усилий лидеров украинского ЛГБТ движения. Но чтобы добиться его выполнения, понадобится участие всей неравнодушной части сообщества. А для начала неплохо бы разобраться, о чем, собственно, речь.

Регистрируемое гражданское партнерство (называться оно может по-разному) — это альтернатива традиционному браку, существующая в ряде стран мира. Пара, находящаяся в зарегистрированном партнерстве, получает, за некоторыми исключениями, права и обязанности обычного брака. Перечень ограничений для регистрируемого партнерства по сравнению с институтом брака в каждой стране свой.

История с регистрируемым партнерством — хорошая иллюстрация того, как законодательство демократических стран вынуждено реагировать на реальные вызовы, возникающие в повседневной жизни. В 60-х — 80-х годах прошлого столетия на фоне общей тенденции уважения прав человека в Западной Европе ЛГБТ-сообщества стали постепенно развиваться и выходить из подполья. Среди прочего это проявлялось в том, что все больше геев и лесбиянок образовывали устойчивые союзы: жили вместе, вели совместное хозяйство, то есть практически ничем не отличались от гетеросексуальных пар. Исключение, впрочем, было, и очень существенное: на уровне законодательства такое сожительство не регулировалось. Поэтому, сталкиваясь с проблемами, которые состоящие в браке мужчина и женщина могли решать автоматически, однополые пары вынуждены были искать обходные пути или в бессилии опускать руки.

Но находились те, кто решал бороться за свои права. Первой страной, в которой эта борьба увенчалась успехом, стала Дания. Закон о зарегистрированных партнёрствах (дат. Registreret partnerskab) был принят 7 июня 1989 года и вступил в силу 1 октября того же года. Тем самым 27 лет назад Дания стала первой в мире страной, признавшей однополые союзы. Первой же официально признанной однополой семьей стали Аксель и Эйгил Аксгил, заключившие союз 1 октября 1989 года в ратуше Копенгагена в присутствии заместителя мэра города. К этому моменту Акселю было 74 года, а Эйгилу — 67, и жили они вместе уже 40 лет.

Датский закон 1989 года предоставлял однополым парам практически все права обычной семьи за тремя исключениями:

♦ зарегистрированная пара не могла усыновлять детей;

♦ ей не предоставлялась возможность церковного венчания;

♦ хотя бы один из партнёров должен был быть гражданином Дании и постоянно проживать в стране.

Очень символичным представляется второй пункт. Фактически то, что в Дании приняли закон о партнерстве, а не о полноценном браке для гомосексуалов, было временной (как показала история) уступкой либеральных политиков и ЛГБТ активистов консервативным кругам. Мол, мы не посягаем на «священный институт брака», мы всего лишь боремся с дискриминацией.

Кстати, под влиянием консерваторов в 1997 году в закон о партнерстве была введена еще одна дискриминирующая поправка. Искусственное оплодотворение стало доступно лишь женщинам, состоящим в официальном или фактическом гетеросексуальном браке. Отменили ее только в 2006 году. Это хорошая иллюстрация того, что на пути к успеху бывают как подъемы, так и откаты в прошлое.

Так или иначе, пример Дании оказался заразительным. За Данией в 1991 году однополые партнерства узаконила Исландия, в 1993 — Норвегия, в 1995 — Швеция. В 1998 году скандинавский почин подхватили Нидерланды, приняв свой закон о партнерстве. Эта же страна отобрала у Дании своеобразную пальму первенства, когда в апреле 2001 года впервые в мире легализовала однополые браки. Новый закон наделил пары из двух женщин и двух мужчин теми же правами, что и гетеросексуальные семьи, включая право усыновлять детей.

В настоящее время в той или иной форме однополые семейные союзы признаются в почти полусотне стран и самоуправляемых территорий Европы, Северной и Латинской Америки, Австралии, а также в Новой Зеландии и ЮАР. Чтобы была понятна фраза о самоуправляемых территориях, поясню: речь идет, к примеру, о Гренландии, которая в составе Королевства Дания имеет особый статус и, соответственно, закон об однополом партнерстве там принимали самостоятельно. Еще один пример: в Австралии пока нет федерального законодательства, легализующего какие-либо формы однополых союзов. Однако во всех штатах и территориях страны узаконены различные их формы. Если кому-то интересно посмотреть весь список, его можно найти в Википедии. Впрочем, информация нуждается в постоянном уточнении, поскольку быстро устаревает.

В любом случае, все страны и территории из упомянутого списка можно разделить на три категории.

Во-первых, в некоторых из них существует пока что только закон о той или иной форме зарегистрированного партнерства. Из государств распавшегося СССР к этой категории относится Эстония.

Во вторую группу входят страны, где после принятия закона о равноправном однополом браке прежний закон о регистрируемом партнерстве был отменен. Скажем, в Дании после того, как 15 июня 2012 года вступил в силу новый закон о браке, любые существующие на тот момент зарегистрированные партнёрства могли быть трансформированы в брак, однако новые партнерства более не заключались.

Третью группу образуют государства, которые наряду с признанием права однополых пар на брак оставили в силе институт регистрируемых партнерств. Характерным примером такой страны являются Нидерланды (источник информации). Здесь у любой пары, разнополой и однополой, есть целых три способа оформить отношения:

♦ вступить в брак (huwelijk);

♦ оформить зарегистрированное партнерство (geregistreerd partnerschap);

♦ оформить сожительство (samenwonen) на основе контракта о совместном проживании (samenlevingscontract).

Брак и партнерство одинаковы тем, что в них автоматически, т. е. по закону, отрегулированы многие важные вещи, например, различные права, обязанности и условия, при которых обязательства вступают в силу и прекращаются. Различия между браком и партнерством существуют в отношении детей. Ребенок, рожденный от брака между мужчиной и женщиной, юридически сразу имеет обоих родителей. Для детей из гомосексуальных семей или рожденных в зарегистрированном разнополом партнерстве это не так. Только если партнер/ша матери признает ребенка, он/а будет иметь на него права. При прекращении отношений по обоюдному согласию партнерам достаточно обратиться к нотариусу или адвокату. Расторжение же брака (развод) всегда происходит через суд. В контракт о сожительстве партнеры вписывают только те права и обязанности друг перед другом, которые считают для себя важными.

Как к видно из вышеизложенного, разница между браком и партнерством в Нидерландах несущественная. Однако есть как однополые, так и разнополые пары, которые предпочитают оформлять именно партнерство, а не брак. В частности, мне доводилось читать о том, что некоторые гомосексуалы не хотят признавать институт брака, поскольку не желают утрачивать свою «уникальность». Для гетеросексуальных мужчин партнерство может быть привлекательным с психологической точки зрения: мол, он не в полной мере «прикован узами» к своей партнерше.

Кстати, здесь уместным будет еще одно замечание. В мировой практике существует два подхода к закону о регистрируемом партнерстве. В первом случае его создают специально для однополых пар, и только они имеют право его оформлять. Альтернативой является такой подход, когда закон предоставляет право и гетеросексуальным парам выбрать такую форму регистрации отношений. Украинский закон, судя по всему, будет похож именно на этот вариант.

Как свидетельствует статистика, в странах, избравших второй путь, есть определенная часть гетеросексуальных мужчин и женщин, которых по личным соображениям полностью устраивает то, чтобы их союз не назывался браком. Кроме того, как я полагаю, в некоторых случаях универсальность закона о партнерстве обеспечивала ему больше шансов при голосовании в парламенте.

Каким будет закон о регистрируемом гражданском партнерстве в Украине? Это зависит от многих факторов. Кто и в каком виде представит закон в Кабинете Министров? Какая судьба ждет законопроект в комитетах Верховной Рады? Каким будет соотношение политических сил, и когда придет время для голосования (если придет в принципе)?

Уверен я в одном: очень многое зависит от наших с вами усилий. Мы должны доказать остальному обществу, что такой закон необходим, и что его принятие ни в чем не будет ущемлять права тех, кто имеет право выбрать традиционный брак. А еще, если мы не свернем на полпути, не повернем назад в «светлое прошлое», то принятие такого закона станет важной вехой на европейском пути Украины.