Шеремет подбивает итоги года

Шеремет подбивает итоги года 30 декабря 2016
Автор: Святослав Шеремет, активный участник гражданского движения за место под солнцем


ЛГБТ на пороге наступающего, судьбоносного 17-го года, символом которого является задиристый Петух, не знающий устали в реализации своего жизненного плана. Но прежде чем отдаться новогоднему урагану гуляний под знаком Петуха, оглянемся одним глазом на 16-й.

Среди геев резко возросло количество связей. Социальных. Да и самих парней в теме стало намного больше. Открытых. Возьми любой город из тех, что покрупнее: за год добавились сотни профилей на Хорнете и ещё сотни и сотни страничек нашего народа ВК. И в каждом клубе сети «Спортлайф» десятки новых атлетов нашего профиля ежемесячно. Так что, мы — сила? До некоторой степени — да. Но не до той, до какой надо. Иначе бы мы уже водили парады вокруг новогодних ёлок на майданах.

Стиль жизни многих ЛГБТ всё ещё резко контрастирует с тем, как живёт остальная часть общества. Точнее, другим людям кажется, что контрастирует. Массы верят, но лишь единицы вникают… В 16-м году эта «остальная часть общества» время от времени преподносила нам не слишком приятные сюрпризы. Срезы общественного мнения показывали, что к ЛГБТ как таковым относятся с большим или меньшим неприятием.

Вопрос: а почему?  У нас у всех горит во лбу пентаграмма остриём вниз, что ли? Ясное дело, что нет. Банально, но абсолютное большинство ЛГБТ внешне такие же, как не-ЛГБТ. Дело в том, что между нами и широкими массами есть информационные посредники, которые плодят мифы и рассказывают сказки. В 16-м году лидеры общественного мнения сыпали оценками ЛГБТ как из рога изобилия. Это и наши политики с политикессами, и служители культа, и блогеры разного пошиба, и разные телевизионные персонажи, фейсам которых принято доверять. Плюс, многие до сих пор наивно верят, что ЛГБТ — это про какой-то нестандартный секс. Классика споров с гомофобами: я им про партнёрства, они мне про анал. И кто после этого больше озабочен?

Несложная задача, которая перед нами стоит, — решительно опровергать все басни об ЛГБТ собственным примером. Именно это многократно делали десятки и сотни наших парней, девушек и прочих личностей в завершающемся году, выходя на публичные акции и уличные марши. Именно это каждый день делают тысячи ЛГБТ, терпеливо общаясь со своей роднёй, коллегами, соучениками и соученицами и другими людьми близкого и далёкого круга, чтобы их представление об ЛГБТ основывалось на живых примерах, а не на праворадикальных лозунгах или метафизических фантазиях.

Марш Равенства этого года, а по-народному — гей-парад, — собрал в Киеве две с половиной тысячи человек. Почему так много пришло? Потому что в Украине, к счастью, нет идеологической монополии, а публичное пространство открыто для всех. К слову, я жалею, что сам не попал на Марш Равенства: говорят, это был драйв, который дал заряд на месяцы вперёд. Что интересно, во время этого «гей-парада» полуголыми на улицах журналисты видели только ультрас и радикалов.

Кстати о радикалах. 16-й год показал, что огонь праведного антисодомского гнева гаснет быстро. Многие деятели правой руки в своей позиции по отношению к ЛГБТ были куда умереннее, чем в 13-м или 14-м. А многие, чьи имена прославились благодаря их гомофобной позиции чуть раньше — году эдак в 11-м или 12-м, — вообще отошли от темы, потому что вовремя смекнули: протестовать против ЛГБТ столь же бессмысленно, как против летней жары.

Однако тенденции — тенденциями, а человеческие судьбы складываются индивидуально. Мне горько и больно от того, что многие прекрасные люди, которых я знаю лично, подвергались нападениям и угрозам. Кого-то побили после прайдов, кого-то — ночью под гей-клубом, кому-то завалили приват в соцсетях пожеланиями скорейшей смерти. Не удивительно, что некоторые сдаются перед таким натиском и валят за рубеж, где, по крайней мере, не встретят гомофобных отморозков, гордо зовущих себя украинцами.

Многие ЛГБТ давно приняли для себя формулу комфортной жизни по принципу «золотой середины»: мы не выставляем напоказ ничего, что говорило бы о нашей принадлежности к ЛГБТ, не участвуем ни в каких маршах, акциях и не подписываем никаких правозащитных петиций, а вы (то есть остальная часть общества) не вмешиваетесь в то, как мы устраиваем свою личную жизнь и проводим свой досуг. Этот принцип многим позволяет спокойно вести гей-бизнес, гей-клубам — успешно и прибыльно работать, а наиболее активным сексуально — организовываться в масштабные секс-сообщества, которые спокойно вписываются в матрицу повседневных украинских реалий просто потому, что эти инициативы остаются частными и не выходят за рамки приватности.

Беда в том, что у этой замечательной «формулы компромисса» слишком низкий потолок. Как только речь заходит о том, чтобы два взрослых преуспевающих мужика урегулировали свои материальные отношения, — сразу тупик. Невозможно это в Украине. Либо лети в Данию (но брак, заключённый на родине Гамлета, будет чисто символическим), либо переселяйся в Штаты или Канаду. Но не все же такие крутые! Поэтому рано или поздно «крамольный» ЛГБТ-движ находит отклик среди тех, кто изначально плюётся от гражданской активности «профессиональных гей-активистов».

Теперь — конкретнее о событиях и тенденциях 16-го, которые я лично оцениваю как ключевые:

1. Явно усиливается взаимодействие между ЛГБТ и властью. Наконец по теме ЛГБТ начинают более ли менее компетентно рассуждать люди уровня замминистра и парламентариев.

2. Вольница украинского свободомыслия и непрофессионализма — украинский парламент — не принял ни одного акта, ущемляющего ЛГБТ, хотя был в одном шаге от этого, предлагая выбросить «сексуальную ориентацию» из Стамбульской конвенции против насилия.

3. В том же органе — Верховной Раде — условная коалиция нардепов, поддерживающих всякое-разное-хорошее для ЛГБТ, увеличилась в численности и зримо явила себя в обличье семерых народных избранников и избранниц на Марше Равенства в Киеве минувшим летом.

4. Суды, которые в нашей стране сложно поддаются новым веяниям, наконец начали отклонять иски местных властей против публичных ЛГБТ-мероприятий и становиться таким образом на защиту гражданских прав ЛГБТ. Попутно достигалась профилактическая цель: местная власть вдруг осознавала, что судебная ветка от неё не зависит, как и положено по закону.

5. Силы гомофобного сопротивления несколько раз демонстрировали всплеск сплочённости и гражданского протеста, однако я бы не сказал, что добивались при этом успеха. Да, Фестиваль Равенства во Львове был грубо сорван не нашедшим себя в жизни поколением 90-х, но ведь этот фестиваль состоялся после Львова аж три раза. Да, люди с шевронами «Азова» и «Правого сектора» пришли на кинопоказ по ЛГБТ-теме в Черновцах и вместо просмотра кино осуществили неприкрытый акт пропаганды собственных взглядов на свою непростую жизнь, однако кинопоказ состоялся чуть позже, а протестанты помёрзли на улице, борясь с насморком.

6. Помянутый «Правый сектор», который изначально рядился в яркие гомофобные одежды, сильно измельчал и потускнел за год, а прочие «правые» типа новоиспеченного Национального корпуса не такие уж и правые, как из себя изображают. Им же во власть надо. А откровенные гомофобы во власти не приживаются, ибо плохой тон — и денег не дадут.

7. За год взметнулась новая волна мотивированных людей из числа ЛГБТ, которые преисполнены решимости добиваться, выгрызать позитивные изменения на всех фронтах — от психологического климата в своём лицее до национального закона о регистрируемом гражданском партнёрстве. Юные орлы и орлицы видят цель, а препятствий не замечают, но при этом руководствуются в своих порывах доводами разума и бесплатными советами старших генераций, что свидетельствует об устоявшейся традиции преемственности внутри ЛГБТ-актива. Бунтов нет.

8. Благодаря смышлёности и умению находить аргументы, отдельные наши товарищи, что-то решающие в ЛГБТ-движе, добились того, что ряд международных структур, в том числе учреждений системы ООН, зарубежных организаций и проектов международной технической помощи начали уделять теме большее внимание. Это очень хорошо, потому что только эти крупные игроки могут говорить с украинским правительством на равных. Верхи ведь зачастую имеют народ, включая ЛГБТ, за холопов. Но мы ж тоже имеем верха не за мудрых и дальновидных народоводителей, а исключительно за средство достижения своих мелкобуржуазных целей. Власть меняется как в калейдоскопе, а ЛГБТ были, есть и будут есть.

9. Украина в целом с нашими наработками в сфере заботы о здоровье геев и бисексуалов становится на последующие несколько лет «ресурсной» страной в большом проекте «Право на здоровье», который осуществляется Евразийской коалицией по мужскому здоровью в странах Восточной Европы и Центральной Азии.

10. Мы в 16-м укрепили научно-академическую основу ЛГБТ-движа: не каждое общественное движение может похвастаться соцопросами, исследованиями и аналитическими публикациями такого уровня. Взять хотя бы обширный ситуационный анализ положения ЛГБТ в Украине, сделанный Ассоциацией ЛГБТ «ЛИГА»: говорят, во всей Европе нет ничего подобного.

11. Ледник общественного негатива постепенно тает, подогреваемый пламенными посылами ЛГБТ. В частности, широкое общественное мнение уже на стороне того, что дискриминация по признакам СОГИ в нашей стране должна быть запрещена. А помните, как живенько недавно отреагировала общественность на пресловутую школьную методичку по семейному воспитанию, в которой были явные гендерные перекосы?

12. Так называемый чёрно-голубой пиар, эта отрыжка старых политтехнологий, когда человека «обвиняли в гомосексуализме», надеясь подорвать его репутацию, в 16-м почти не работал: два-три скучных случая — да и всё. Это хорошо, ибо означает, что гомосексуальность перестаёт восприниматься как чёрная метка. Скоро доживём и до того, что гомосексуальность станет почётной :)

13. А само ЛГБТ-движение повышает планку. Вместо того, чтоб ругаться между собой в свободной манере, мы за последние год-полтора выработали собственный этический кодекс, и теперь ругаемся не просто так, а обоснованно! Со ссылками на нарушенные статьи кодекса :) А если серьёзно, то ЛГБТ-движ выглядит весьма монолитно. В отличие от украинских Церквей, смута расколов уже 25 лет обходит нас стороной.

14. Ну и про секс. В 16-м наконец дописано обширное руководство по здоровым и грамотным сексуальным и поведенческим практикам для парней-геев и би, что позволит не только сориентироваться в мире однополых чувств, но и завоевать добрую репутацию в сообществе.

Наверняка я вспомнил не всё. Иначе текст был бы похож на советскую выставку достижений народного хозяйства.

Я в символизм не верю, зато активно им пользуюсь, потому что верят другие. Поэтому говорю: 17-й год будет судьбоносным, как и сто лет назад. В 17-м нам предстоит с пристрастием «выбивать» из министерств и ведомств реализацию всего того, что Кабмин записал на период до 2020 года в план действий по реализации Национальной стратегии в сфере прав человека. А там очень-очень много! И ответственность за преступления на почве гомофобии, и регистрируемые партнёрства, и всякие хорошие новации для трансгендеров, и гарантии мирных собраний и прочее-разное. Это реальные шаги, связанные с судьбами людей, поэтому выражение «судьбоносный 17-й» совершенно оправдано. Остальное предвосхищать не хочу: лучше через год оглянуться назад, как сейчас, и оценить пройденный путь. Однако работы будет невпроворот. А работает хорошо тот, кто хорошо отдыхает. Поэтому давайте-ка, девочки и мальчики, кладём свой активизм на полку — и активно встречаем Новый год с остальными праздниками, уделяя сердечное и телесное внимание родным и близким :) Встретимся в кулуарах!