Анатолий Белов: «Мне хочется объединять людей в безудержном танце любви»

0 431

Художник, режиссер и музыкант Анатолий Белов — о том, какой посыл несет квир-группа «Людська подоба», участником которой он является, и почему коллектив всецело поддерживает проведение КиевПрайда.

Сначала ты заявил о себе как художник — твои работы пользовались признанием в арт-среде, а тебя самого причисляли к авангарду молодого украинского искусства, но затем ты вдруг переключился на музыкальные проекты и кино, охладев к рисованию. С чем была связана такая «перемена настроений»? Почему тебя перестала интересовать «карьера» художника? Что сподвигло тебя заняться музыкой и, фактически, забросить прежние устремления?

Создавая музыкальные композиции и музыкальные перформансы, а также снимая кино, я не перестал быть художником. Для меня это в той же мере художественная работа, только в медиа музыки и кино. Я не считаю себя ни выдающимся музыкантом, ни крупным режиссером, равно как и великим художником тоже себя не определяю. Между тем, я не отбрасываю рисование; я умею это делать хорошо, и эти навыки мне еще пригодятся для моих будущих работ. Но сейчас для реализации моих идей другие выразительные средства кажутся мне более действенными и доступными людям. К тому же речь идет о совсем новых для меня медиа, которые очень интересно узнавать в процессе. Рисунком я владею в совершенстве — музыке, сценарному мастерству, режиссуре только учусь, и мне нравится этот процесс. Кроме того, таким образом я расширяю свои возможности как художника.
Для продвижения «карьеры» художника ею нужно заниматься, а я ничего такого специального для этого не делаю. Меня приглашают участвовать в хорошие кураторские проекты, что можно считать большим плюсом, но никак не «карьерным ростом», — скорее, это некий символический капитал, ресурсы которого я использую для реализации своих последующих идей.
О «карьере» художника в Украине сейчас говорить и смешно, и грустно. Действительно преуспеть на этом поприще возможно лишь за пределами Украины, но лично у меня на это нет ни сил, ни желания.

Музыкальный проект «Людська подоба», в котором ты сейчас активно задействован, определен вами, его участниками, как квир-группа. Расскажи нашим читателям, в чем выражается ваша квирность и почему эта черта для вас является определяющей?

Изначально у нас не было такого намерения создать именно квир-проект, мы решили просто попробовать вместе делать электронную экспериментальную поп-музыку с интересным звучанием, музыку, которую мы сами хотели бы слушать и которой нам не хватает.
Когда мы с Гошей (Георгий Бабанский, второй идеолог группы — ред.) начали писать наши первые композиции, присущая нам квирность проявилась в них сама собой, и нашла отражение во всем, начиная от нашего внешнего вида и поведения на сцене, и заканчивая содержанием песен. Причем мы не пытаемся умышленно акцентировать на ней внимание, квир-тема является всего лишь естественным продолжением нашего естества. И я рад, что Гоше такой творческий подход тоже оказался близок, ведь все, что мы делаем, мы делаем вместе, дополняя и усиливая друг друга. В других музыкальных проектах, в которых мне приходилось участвовать до этого, меня всегда сдерживали, когда я выдавал нечто «странное», а тут мне предоставляется безграничная свобода самовыражения.
Наши песни — о разных житейских комично-трагичных ситуациях с сексуально-фантазийным флером. Практически все сюжеты взяты либо из моей собственной жизни, либо из жизни моих друзей и знакомых. Однако наша музыка обращена не только к геям, как можно подумать, — напротив, мне хочется разрушить ЛГБТ-гетто и объединить людей с разными представлениями о сексуальности в безудержном веселом танце любви и взаимопонимания.

Неизменным остается то, что в своих произведениях, независимо от их формы, ты так или иначе поднимаешь темы гомофобии, ксенофобии и сексизма. Почему эти проблемы столь важны лично для тебя? Где и как тебе приходится сталкиваться с ними?

Я чувствителен к разным формам дискриминации и ненависти. Дико, что и в наши дни некоторые люди ненавидят других или пренебрежительно к ним относятся только из-за того, что он, она или оно не вписываются в чью-то «традиционную» систему ценностей. На поверку выходит, что те, кого беспокоит чужая сексуальность, как правило, руководствуются собственной глупостью и внутренней злостью, либо же подвержены внешнему манипулированию. Сейчас эта ненависть активно подогревается правыми политическими силами. И с этим нельзя мириться. Конечно же, противодействие ксенофобии — это в огромной степени культурный вопрос. Не хочу говорить пафосных речей в духе «мы посредством музыки боремся с невежеством и ненавистью», но в то же время все именно так и обстоит: наша музыка — это «мягкое» сопротивление гетеронормативности и косности.

Как по-твоему, ситуация с положением ЛГБТ и меньшинств в целом в Украине после Майдана изменилась в лучшую или худшую сторону? Многие считают, что в отношении соблюдения прав человека мы значительно оторвались от России — разделяешь ли ты это мнение?

То, что в Украине в этом вопросе лучше, чем в России, это факт. Буквально в прошлом году мы с группой ездили на питерский КвирФест, поэтому я хорошо знаю, о чем говорю. С другой стороны, наша страна в этом смысле не намного оторвалась от России, да и не стоит ориентироваться на то, что где-то еще хуже. А изменилась ли ситуация у нас, покажет предстоящий КиевПрайд. Пока у меня нет повода думать, что обстановка как-то значительно улучшилась.

А что такого с вами произошло на КвирФесте в Питере?

Когда мы прибыли в Питер, открытие фестиваля уже состоялось, и к тому времени его уже посетили Милонов с Энтео. Конечно же, с их появлением открытие мероприятия было сорвано, после чего все площадки, с которыми договорились организаторы форума, в одночасье отказались от сотрудничества. Наше выступление оказалось под угрозой срыва. Через какое-то время организаторы фестиваля нашли локацию для концерта на окраине города, в лесбийском клубе. Несмотря на то, что все проходило в строжайшем секрете (мы даже не всех друзей смогли пригласить на концерт), при входе в клуб уже дежурил огромный автозак. Организаторы попросили нас исполнить не всю программу, так как было неизвестно, как долго нам всем разрешат находиться в здании. И действительно — сразу после нашего сокращенного концерта полиция потребовала всех покинуть помещение якобы из-за заложенной в клубе бомбы. 

Насколько я понимаю, «Людську подобу» чаще приглашают выступать за пределами Украины, чем здесь. На каких площадках вы обычно играете? Приходилось ли вам выступать в гей-клубах? Часто от артистов можно услышать, что гей-аудитория очень восприимчива и эмоциональна, так ли это? И вообще имеет ли для тебя значение, где и для какой публики петь?

Мы выступали как на правовых событиях, типа КвирФест в Питере или квир-фестивали в Вене, Минске, Познани, так и в галереях, в рамках художественных проектов, как художественная группа. Также играли в обычных клубах с концертами как музыкальная группа. Мне нравится, что аудитория наших концертов разношерстна, и вообще я люблю, когда благодаря нашим выступлениям происходит смешение публики, которая в повседневной жизни не пересекается. На наших концертах всегда много квиров. И мне доставляет огромную радость видеть, как люди, смешиваясь, танцуют вместе независимо от того, у кого какая сексуальная ориентация.
В гей-клубах на территории постсоветских стран обычно играет плохая музыка, так что про какую-то особенную музыкальную восприимчивость гей-аудитории я ничего не скажу, да и вряд ли между ориентацией и восприимчивостью к музыке в действительности существует какая-то связь.

Хотел бы ты со своим коллективом принять участие в ЛГБТ-фестивале КиевПрайд, который скоро состоится? И если да, то почему, собственно, в его программе еще нет вашего концерта?

Мы, конечно же, хотели бы принять участие в КиевПрайде, я уже говорил его организаторам, что мы готовы поддержать это правовое событие и без гонораров. Однако, для этого, возможно, существуют какие-то организационные препятствия, о которых мне ничего неизвестно.

Накануне КиевПрайда в сообществе с новой силой кипят страсти вокруг того, стоит ли проводить Марш Равенства, «когда в стране война», или же он «не ко времени». Какой точки зрения на этот счет придерживаешься ты? 

Я считаю, что Марш Равенства нужно проводить. Это правовое событие, а о правах людей не нужно забывать никогда, особенно во время войны, когда жизнь и достоинство любого человека крайне уязвимы. Для меня Марш Равенства — это и антивоенная акция в том числе.

Пароль для просмотра видео: love

В 2013 году, участвуя в конкурсе PinchukArtCentre Prize, ты получил приз зрительских симпатий за видеоработу, которая представляет собой фрагмент мюзикла «Секс, лекарственное, рок-н-ролл». В центре сюжета, как ты сам рассказывал, находится любовный треугольник, одна из линий которого — гомосексуальная, а сама картина, судя по эпизоду, должна быть пронизана гей-темой. Расскажи об этой ленте подробнее. Что сейчас происходит с фильмом? Продолжаешь ли ты работу над ним и планируешь ли завершить его в обозримом будущем?

На днях я узнал, что «Секс, лекарственное, рок-н-ролл» отобрал в свою программу RIO GAY FILM FESTIVAL, так что в июле фрагмент покажут на этом фестивале. До этого он уже побывал на кинофестивалях в Касселе, Париже, Лиссабоне, Львове, Клуж-Напоке и Шропшире, а также демонстрировался на разных выставках во многих городах и странах. До 12-го июля эпизод можно посмотреть в Берлине, в «Галерее в Кёрнер-парке», в рамках проекта «Постсоветские Кассандры».
Работу же над самим фильмом я временно отложил, так как хочу получить стипендию на написание сценария для него. Дело в том, что на сценарий потребуется затратить много труда, в том числе и исследовательского, поэтому без финансовой поддержки мне за него сложно взяться.
Впрочем, чтобы не терять времени, я начал писать другой, менее грандиозный, но не менее интересный сценарий о загородной ЛСД-вечеринке и вампирах. Главный герой там тоже гей, и, помимо него, еще хватает квир-персонажей. Совсем недавно выяснилось, что кураторы Киевской биеннале Георг Шоллхаммер и Хедвиг Заксенхубер отобрали мой кинопроект для этого арт-смотра и даже готовы выделить небольшие деньги на его создание, так что я сейчас всецело поглощен подбором съемочной команды и поиском дополнительных средств, чтобы можно было реализовать задуманное.

Руководитель «Молодости» Андрей Халпахчи во время встречи с ЛГБТ сетовал на то, что в Украине проходит очень мало культурных событий, и здешняя культурная жизнь очень бедна. Для тебя это тоже так?

В Украине, особенно в Киеве, проходит много крутых интересных культурных событий. Иногда хоть разорвись хочется быть одновременно на нескольких мероприятиях сразу. Например, «Книжный Арсенал», фестиваль урбанистики CANactions, выставка в Центре визуальной культуры «Час для нової держави», поэтический фестиваль «Киевские Лавры», синефильский киноклуб Cineticle с крутейшими фильмами и лекциями, показы с предварительными лекциями в киноклубе кинотеатра «Лира», очень интересные лекции о литературе, кино, музыке и искусстве в арт-клубе Closer, техно-вечеринки «Схема» и «99% complete», квир-вечеринки с немецкой группой HYENAZ в «Отеле» и шведами FDA DJ (DJ City) и Wild Baby в «Фазенде» и Keller Bar, вечеринки андеграундной электронной музыки от peauty-fute, интереснейшие концерты от «Уха» и формации «Свои» — и это только некоторые из недавних событий, что пришли мне на ум. С весной Киев особенно культурно расцвел. Меня это все очень вдохновляет и радует.

Когда и где состоится ваше ближайшее выступление в Киеве?

Совсем скоро! Ближайшее — 30-го мая на вечеринке Colaar в «Отеле» (ул. Нижнеюрковская, 31).

Автор: Коля Камуфляж

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии
Loading...
X

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: