Австралия: сто дней правительства и однополые свадьбы

0

На прошлой неделе премьер-министр Австралии Кевин Радд, возглавляющий местную  Лейбористскую партию, заявил, что не прекращающимся в стране "желчным дебатам по вопросам однополых браков" следует положить конец. И еще добавил, что в случае, если останется премьером после намеченных на осень парламентских выборов, легализует однополые браки в течение первой правительственной стодневки. 

Суть такова. Всеобщие выборы в австралийском государстве-континенте состоятся 7 сентября. Если по результатам трудовики удержат за собой лидерство, в течение первых ста дней работы нового правительства в парламент  будет внесен очередной законопроект о легализации гей-браков. 

"Честно говоря, мне кажется, что в 2013 году пришло время оставить позади все эти острые дискуссии", — рассуждал глава Кабинета, который занимает премьерский пост уже во второй раз. И самое интересное заключается в том, что когда в 2007-м Кевин Радд стал руководителем правительства впервые, он придерживался кардинально противоположных взглядов. Заявлял даже что-то вроде того, что пока он при власти, гей-браков Австралии не видать. Отличный пример для подражания: человек думает, анализирует, знакомится с ситуацией, и главное — способен эту ситуацию переоценить. В некоторых вопросах политик обязан быть гибким, потому что иначе не случится социальных перемен. Особенно если учитывать, что настроения так называемого электората изменились уже давно- все социологические опросы, даже те, что проводились по заказу религиозных организаций, доказывают: большинство австралийцев сегодня — за равенство брака. А посему данная проблема имеет право стать одним из пунктов предвыборной программы, о чем собственно, и вещает Кевин Радд.

Если говорить о расстановке политических сил, то по предвыборным показателям лейбористы Радда отстают от оппозиционной Либеральной партии, которую возглавляет Тони Эбботт. А он, в отличие от Радда, настроен против того, чтобы предоставить геям и лесбиянкам право заключать брачные союзы. Хотя объясняется на эту тему как-то невнятно: в чем состоят его претензии, выяснить до сих пор не удалось. Видимо, в личном принципе. Кевин Радд утверждает: "Я долго думал о смысле брака и — не стану скрывать — рассуждения эти стали для меня длительным процессом… Однако я знаю одно: если мы предоставим всем австралийцам равные возможности для счастливой жизни, будем всех уважать одинаково, от этого станет только лучше. Не важно, кого мы любим: каждый из нас должен получить право дать своему партнеру такую же клятву верности, которую я дал своей жене Терезе более 30 лет назад". 

В декабре 2011 года ныне возглавляемая Раддом Лейбористская партия собралась на съезд и официально изменила свою позицию по вопросу брачного равноправия: до этого она была против, после съезда стала "за", потому что так решило большинство делегатов. Позицию эту восприняла даже Джулия Гиллард, в те времена бывшая не только главой трудовиков, но и премьер-министром. Позиция Гиллард, за которую ее неоднократно критиковали, заключалась в том, что брак — это "вековая традиция, союз одного мужчины и одной женщины", которую менять нельзя. При этом сама госпожа премьер была первым в истории Австралии главой Кабмина, брак не регистрировавшим: со своим партнером она жила, грубо говоря, во грехе, — если уж оперировать терминами "традиционных моральных норм". 

Вопрос о легализации гей-браков в австралийском парламенте однажды уже рассматривался — тогда его похоронили депутаты Либеральной партии Тони Эбботта, который велел им единогласно не поддерживать законопроект, в результате чего перспективы документа стали нулевыми. Сегодня Кевин Радд призывает оппонента изменить позицию, и если не заключить гомосексуалов в объятья, то, по крайней мере, не запрещать своим подопечным в парламенте голосовать по совести — так, как они сами посчитают нужным. Потому что именно это называется демократией. Тем паче, что пример многих государств свидетельствует: важные законы часто принимались многопартийными силами (Россию в этой связи оставим в покое — здесь за закон о запрете "гомопропаганды" тоже проголосовали все кому не лень,  одной левой, но взяв при этом под козырек). 

Тони Эбботт являет собой любопытный пример. Уж ему-то изменить мнение по проблеме гораздо проще, чем набожному Кевину Радду, ведь лесбиянкой является его родная сестра Кристин Форстер, член муниципалитета Сиднея. И Эбботт прекрасно об этом знает. Более того, когда сестра решилась на публичный камин-аут, он ее хвалил и восхищался тем, как бодро она со всем справилась: "Моя сестра Крис — одна из самых смелых людей, которых я знаю, — заявил тогда Эбботт. — Ей, человеку консервативному, пришлось нелегко, но она смогла признаться в гомосексуальности и начать новую жизнь, будучи тем, кто она есть… Мы с Крис не во всем соглашаемся, но ее мужество сделало богаче и мою жизнь, и ее собственную". Попутно Эбботт отметил, что "взгляды австралийцев на однополые браки существенно изменились", и он понимает, что проблема их легализации для современного общества важна. Но продолжает утверждать, что это — не вопрос избирательной кампании, потому что главными приоритетами сегодня являются проблемы увеличения занятости и снижения цен. 

Кристин Форстер (справа) с партнершей Вирджинией Эдвардс

Есть в этом матче третий, независимый, но оч-ч-чень сильный игрок: страна-соседка под названием Новая Зеландия, где со вчерашнего дня вступил в силу закон, разрешающий однополым парам брачеваться. И это сулит ей не только звание одного из самых прогрессивных государств мира, но и неплохие деньги, поскольку гомосексуальные австралийцы ринутся в Новую Зеландию в качестве "брачных туристов", станут там оформляться, а заодно и оставлять местной казне энное количество долларов. Тех самых долларов, которые могли бы оказаться в казне Австралии, и которые она бездарно просвистела. 

Конечно, по возвращении в Австралию счастливые молодожены вновь будут считаться не более чем гражданскими партнерами, но пресловутый "штамп в паспорте", который удовлетворит их матримониальные стремления к официозу, со временем супругов лишь раздраконит. И они начнут задаваться резонными вопросами: а почему это под боком, в Новой Зеландии, нас считают за людей, а в родной стране — нет? Родни Крум, директор общенациональной австралийской организации, ведущей борьбу за брачное равноправие, считает, что это может стать серьезным подспорьем в нелегком деле борьбы за равенство. Между Австралией и Новой Зеландией издавна сложились отношения, которые сами жители этих стран называют "любовь-ненависть". Приблизительно как у России с Украиной, когда одна сестра — большая и гордая, а вторая — сильно поменьше, но гордости ей тоже не занимать. И они, будучи близкими родственниками, всю дорогу соперничают на тему "кто круче". Сегодня более крутой оказалась "младшая сестра". И многим австралийцам это явно придется не по душе. 

IT'S TIME GET UP — ролик кампании в поддержку легализации гей-браков в Австралии


Автор: Гей-альянс Украина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии
Loading...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: