Австралия: брачные дебаты по ту сторону экватора

0

Депутат австралийского федерального парламента Уоррен Энтч представил на рассмотрение законодателей документ о легализации однополых браков. Тема для Зеленого континента очень актуальная и вызывает в последнее время массу дебатов общенационального масштаба.

Основная проблема: большинство австралийцев за однополые браки, премьер-министр Тони Эбботт — против.

Настолько против, что даже запретил депутатам своей партии голосовать по законопроекту так, как они сами считают нужным, велев всей фракции сделать это «по партийной разнарядке» и дружно сказать законопроекту «нет». Тем самым Эбботт фактически похоронил его еще до того, как документ вынесли на рассмотрение. Эбботт, убежденный консерватор, чья партия (ну надо же!) называется Либеральной, уверен, что решать этот вопрос должен не парламент — его следует вынести на референдум. Премьер уверяет, что решение относительно «народного голосования» по проблеме будет принято в течение ближайших недель.

Читайте также: Австралийский премьер фактически обрек на провал голосование по закону об однополых браках

Присутствовавшие в зале парламента выслушали вступительную речь депутата Энтча, рассказавшего о законопроекте. Он заявил, что институт брака — это обязательства друг перед другом двух людей, которые выбрали для себя совместную жизнь по любви в моногамных отношениях. И половая принадлежность супругов с этим никак не соотносится.

«Кому дано право утверждать, что любовь одного человека к другому должна цениться в меньшей степени из-за его пола?» — поинтересовался он. В пример Энтч привел знакомую гей-пару, которая прожила вместе много лет — сегодня обоим мужчинам за 80. «Они на склоне лет и в идеале хотели бы оформить отношения через институт брака, прежде чем это не стало слишком поздно, — отметил депутат. — Почти 50 лет преданности друг другу, а их отношения по-прежнему рассматриваются как второсортные».

Тони Эбботт

Естественно, даже в такой продвинутой стране как Австралия не обошлось без выступлений консервативных групп, которые сосредоточились на антирекламе и лоббировании «традиционного брака», упирая в основном на то, что в однополых союзах не бывает детей. Иными словами, даже в Австралии продолжают разыгрывать эту дурацкую карту, закрывая глаза на множество однополых пар, воспитывающих потомство, и игнорируя очевидный вопрос:что делать с гетеросексуальными супругами, не желающими плодиться и размножаться?

Австралийские отцы-геи Марк и Мэтт (Gay Dad Australia)

Попутно неслось традиционное бла-бла-бла на тему «ребенку в обязательном порядке нужны отец и мать, все остальное — от лукавого». Хотя это высказывание мало того что противоречит первому утверждению о бесплодности однополых союзов, так еще и отправляет в экзиль всех без исключения родителей-одиночек, воспитывающих отпрысков без второго родителя.

«Вне зависимости от того, что люди думают о приоритетности данного вопроса, он является очень, очень, очень важным для многих представителей нашего общества, для гей-сообщества, их семей и друзей, поддерживающих их права», — завершил свою речь Уоррен Энтч.

Мы не раз писали, что нежно любящий свою сестру-лесбиянку премьер пригрозил членам Кабмина увольнением в случае, если они пойдут наперекор «решению партии и правительства» и поддержат легализацию гей-браков. Министры вняли, сделали выводы и решили действовать по принципу «от греха подальше».

Читайте также: Самый молодой в Австралии депутат пошел наперекор воле премьера и будет голосовать за однополые браки

Как сообщает пресса, во время презентации равнобрачного законопроекта в зале присутствовали всего два представителя Кабмина — глава Минобразования Кристофер Пайн и министр окружающей среды Малколм Тернбулл. Остальные держатели ведомственных портфелей решили избавить депутатов от своего присутствия. И Пайн, и Тернбулл отличились тем, что публично высказались против заявлений главы правительства. Не в том смысле, что они поддерживают однополые браки (скорее всего, поддерживают, просто боятся об этом сказать), но хотя бы в том, что если уж речь зашла о референдуме, его нужно проводить как можно скорее. А не откладывать в долгий ящик на «послевыборов», т. е. на 2017 год, как того хочет правительственный шеф.

Теперь о самом премьер-министре. Его непримиримая позиция по данному вопросу давно перестала удивлять и у многих вызывает не столько недоумение, сколько злость. Что сказывается на рейтингах главы правительства. Социологический опрос, проведений Fairfax/Ipsos, выявил две вещи. Во-первых, поддержка равенства брака в Австралии сегодня высока как никогда — 69 процентов жителей страны выступают «за». И не то чтобы Тони Эбботт об этом не знал, ведь приблизительно такие же цифры демонстрируют все опросы последних лет, даже те, которые проводились крайне консервативными организациями (в их отчетах можно было предположить занижение цифр). Так что логика проста: Эбботт понимает, что если вынести вопрос на референдум, гей-браки будут легализованы — уверенности в этом гораздо больше, чем перед аналогичным референдумом в Ирландии. Как говорится, не сегодня так завтра. И хотя многие депутаты, в том числе из его собственной партии, уверены, что решить проблему можно и через парламент, Эбботт просто хочет умыть руки, чтобы потом, отчитываясь перед Боженькой, сослаться на народ: мол, это они так захотели. Я-то был против, но что с ними поделать?

Читайте также: Премьер-министра Австралии забросали приглашениями на однополые свадьбы

Во-вторых, не слишком веселой для Эбботта выглядит политическая перспектива: после того, как он запретил депутатам Либеральной партии голосовать «по совести», его политический рейтинг довольно ощутимо снизился. 53 процента избирателей, которые на предыдущих выборах голосовали за его Либерально-национальную коалицию, поддерживают легализацию гей-браков. 40 выступают против них. И это означает, что коалиция выступает против пожеланий большей части своего электората. Упс…

Еще раз повторю, что плебисцит, который собирается провести Эбботт, в этой ситуации представляется абсолютно нелогичным: его результаты предопределены, ибо категорически против однополых браков сегодня выступают лишь 25 процентов австралийцев. Очень жаль, что Эбботт входит в их число. Несмотря на бесполезность затеи, на проведение референдума потребуется время. И, между прочим, деньги.

Родни Крум, глава ведущей правозащитной ЛГБТ-организации Австралии, справедливо констатировал: «Этот вопрос демонстрирует, что решение правящей коалиции блокировать возможность свободного голосования депутатов отделило ее от большинства австралийцев, для которых слова „справедливость“, „любовь“ и „равенство“ — не пустой звук».

Здание австралийского парламента

И последнее. Точнее, как говорят жители англоязычных стран, «last but not least» (последнее, но не менее важное): уже упоминавшаяся родная сестра-лесбиянка Тони Эбботта, Кристина Форстер. Которая много лет живет с партнершей, которая неоднократно заявляла о своем желании вступить с ней в брак, и которую господин премьер вроде бы как очень любит. Да и партнершу сестры не отвергает, принимая как члена семьи.

Подобные ситуации всегда оставались за пределами моего понимания. Ладно еще полуюродивая американская конгрессвумен Мишель Бахманн, которая баллотировалась в президенты и вопила о «гей-заразе» на каждом углу. Что, кстати, вызывало недоумение даже у ее коллег из консервативных политических течений США, которые аккуратно высказывались в том смысле, что мисс Бахманн всю свою предвыборную программу построила на отрицании брачных прав ЛГБТ. А в более приватной обстановке наверняка еще и пальцем у виска крутили, как минимум. Так вот, у мисс Бахманн была сводная сестра-лесбиянка, которую она публично величала «исчадьем ада» и гордилась тем, что давно с ней не общается. Тут, по крайней мере, все понятно.

С Тони Эбботтом — иная картина, которая, тем не менее, демонстрирует, что некие условные обеты перед католическим Всевышним (как он их себе представляет) для австралийского премьера важнее счастья собственной любимой сестры.

В прежние времена сестра как могла защищала брата, по крайней мере, старалась крепко на него не наезжать и выражала уверенность в том, что совсем скоро он изменит свои взгляды на искусство. Однако после того, как по инициативе брата либеральных депутатов лишили права свободного голосования, не выдержала и она: «Межпартийный законопроект о внесении поправок в брачное законодательство представлен парламенту. С моей точки зрения огромным позором является то, что депутаты [Либерально-национальной коалиции] не имеют возможности голосовать за него „по совести“. На личном уровне это является для меня причиной глубочайшего разочарования, потому что я хотела официально заключить брак со своей партнершей Вирджинией. И хотела бы сделать это здесь, в родной Австралии. Уверена, что австралийцы выбирают парламентариев для того, чтобы те представляли их интересы. А сегодня все указывает на то, что большинство австралийцев поддерживают перемены».

Кристина Форстер (слева) со своей партнершей Вирджинией

При этом Форстер добавила, что по-прежнему продолжает надеяться, что брат «догонит общественное мнение».

По всей вероятности, если перелом в сознании Тони Эбботта и случится, то уже после того, как в Австралии будут узаконены однополые браки. Каким образом, предсказывать не берусь — устроят ли в стране пресловутый референдум, или все-таки проголосуют за законопроект, не этот, так следующий, который не заставит себя долго ждать. Главное — я ни на йоту не сомневаюсь, что это произойдет уже в самом ближайшем будущем.

Депутат Уоррен Энтч представляет законопроект о равенстве брака

Автор: Софа Хадашот

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии
Loading...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: