«Мы здесь»: интерсекс-люди выходят из тени

«Мы здесь»: интерсекс-люди выходят из тени
Публикации

Ко Дню информирования об интерсексах, который отмечается сегодня, 26 октября, Международная ассоциация молодежных ЛГБТ-организаций IGLYO подготовила видеоролик в поддержку людей, чья анатомия не соответствует общепринятым представлениям о мужском и женском теле.

В коротком видео молодые интерсекс-люди из разных стран рассказывают, каково это — жить с особенностями, не вписывающимися в устоявшиеся представления о мужских и женских телах.

«Другим молодым интерсексам мне бы хотелось сказать: „Вы идеальны такими, какие вы есть“», — говорит одна из героинь ролика. «Мы здесь, и быть интерсексами — это нормально. Мы живем счастливой, здоровой, успешной и полноценной жизнью», — отмечает другая.

Сегодня интерсекс-люди все чаще открыто заявляют о себе, понимая, что в их отличиях нет ничего постыдного или достойного беспокойства. Интерсекс — абсолютно естественное и распространенное явление. Доля интерсексов в обществе соизмерима, к примеру, с количеством рыжеволосых людей.

Большая благодарность волонтерам ГАУ, которые помогали в создании русских субтитров

«Гей-альянс Украина» пообщался с Бернардо д'Альмейда и Алекс Робин Гарднер, принимавшими участие в создании ролика, а также с интерсекс-активисткой Ириной.

Почему общество настолько предубеждено относится к интерсекс-людям?

Бернардо: В целом люди боятся неизвестного, и, чтобы оградить себя от мнимой опасности, дистанцируются от тем, которые им плохо знакомы. Интерсекс может иметь различные проявления, но это данность, которую в первую очередь необходимо уважать. Мы не просим от других ничего невозможного, мы просто хотим быть принятыми на равных со всеми и иметь те же права, которыми обладают все остальные.
Алекс: Общество застряло в бинарной системе восприятия мира: мужчина и женщина, мужской и женский, черный и белый. Обществу крайне сложно принять всех, кто не вписывается в эту систему, хотя множество людей находятся за ее пределами. Всех, кого не удается втиснуть в узкие рамки устоявшихся представлений о нормальности, общество подвергает стигме. Интерсекс-люди остаются «социальными невидимками», а над интерсекс-детьми проводят генитальные операции. Но мы пытаемся сделать все возможное, чтобы общество стало открытее и толерантнее.
Ирина: Люди незнакомы с понятием «интерсекс», многие лишь слышали о мифических гермафродитах, в реальности же их никто не встречал. Неизвестность всегда страшна и непонятна. Медицинское сообщество считает, что существовать должны только М и Ж, обязательно цисгдендерные и гетеросексуальные, и что человек не сможет жить, узнав о своей интерсекс-вариации, что он не выдержит этой «ужасной правды» и будет несчастлив. Поэтому от нас часто все скрывают. На самом же деле человек не может быть счастлив, если от него что-то скрывают о его же теле или о проведенном ему лечении, а быть интерсексом — это не какая-то страшная трагедия, это самая обычная вещь, это всего лишь один из аспектов нашей жизни. Есть такой термин: «вуализация» — намеренное превращение чего-то или кого-то в невидимку. Именно так долгие годы врачи поступали с интерсекс-людьми и продолжают делать до сих пор.

ЛГБТ-сообщество более открыто к принятию интерсекс-людей, или подвержено тем же предрассудкам, что и остальные?

Бернардо: Это как сыпать соль на рану, но давайте посмотрим правде в глаза — даже в ЛГБТ-сообществе мы не в безопасности, на самом-то деле, в этой аббревиатуре нет буквы «И». Почему это происходит? Почему мы вообще об этом говорим? Мы лишены видимости, которой заслуживаем, но мы — здесь, и нас, готовых открыться миру, становится больше и больше, настолько же быстро, насколько я печатаю этот ответ. Кажется, нас по-прежнему воспринимают как «экзотических существ», из-за наших физических и\или генетических особенностей, а «принадлежность к особому сообществу» порой сулит определенные… проблемы.
Алекс: ЛГБТ-сообщество подвергается похожему давлению, зачастую со стороны тех же людей, что и интерсекс-сообщество. Это объясняет, почему к аббревиатуре ЛГБТ часто добавляют букву «И». Но прежде чем расширять аббревиатуру, необходимо осознать, как поддерживать и учитывать интересы интерсекс-людей не только де-юре, но и де-факто.
Ирина: В целом ЛГБТ более открыты к принятию интерсекс-людей и к сотрудничеству с нами, но многие даже в ЛГБТ-сообществе мало или ничего не знают о нас.

Какой период жизни был для вас сложнее всего, и с какими трудностями он был связан? Что помогло с ними справиться?

Бернардо: У меня как у темнокожего интерсекс-человека и сейчас случаются очень трудные периоды в жизни. Я открыт\а в одних кругах и закрыт\а в других — с этой суровой реальностью приходится мириться. Но с момента вступления в организацию Action For Identity всё стало казаться немного проще, ведь здесь я всецело осознал\а, что нас много, что я — полноценная личность, здесь меня принимают и ценят. Доселе это было незнакомое мне чувство. Также в принятии себя мне во многом помог интернет, упрощающий доступ к информации и поиску единомышленников.
Ирина: Врачи никогда не говорили со мной, мой отец семь лет скрывал от меня правду о моей вариации. Это были самые тяжелые семь лет моей жизни, полные депрессии, стыда и ненависти к себе. Я чувствовала себя недодевушкой, недочеловеком. Узнать, что я интерсекс, было лучшим событием в моей жизни. Наконец я узнала, что я не одна, наконец узнала правду, и тогда все в моей жизни встало на свои места. Сейчас у меня есть прекрасное сообщество людей вроде меня, которые меня поддерживают.

Что следует предпринимать интерсекс-людям, чтобы общество изменило свое отношение к ним?

Ирина: Распространение достоверной информации об интерсекс, наверное, самое важное и действенное, что сейчас можно предпринять. Важно дать людям возможность узнать, как много на свете интерсекс-людей, что интерсекс — это не болезнь, не что-то ужасное, мы самые обычные люди, живущие среди вас.
Алекс: Если общество изменит свое отношение к интерсекс-людям, это станет для нас большой победой. Для начала будет неплохо, если общество хотя бы откажется от стереотипного мышления в рамках бинарной оппозиции «мужской-женский».
Бернардо: Обществу следует начать относиться к нам как к людям, а не к объектам для экспериментов и изучения. Слушайте нас, когда мы говорим, а не ищите оправданий собственному неуважению к нам на различных уровнях, чтобы объяснить свое невежество. Общество обычно говорит, что мы должны перестать мыслить стереотипами. Мы, интерсекс-люди, вне всяких стереотипов. Мы другие, но мы были всегда; благодаря нам общество могло бы научиться быть более открытым ко всему сущему. Мы не вписываемся в нынешнюю общественную систему, но мы готовы помочь улучшить ее.


Автор: Коля Камуфляж Теги:видео, интервью, интерсекс