«Out Of Iraq»: история любви и борьбы двух солдат в разгар ближневосточного кризиса

«Out Of Iraq»: история любви и борьбы двух солдат в разгар ближневосточного кризиса
Публикации

В 2004 году Найеф Хребид, иракец, работавший переводчиком с американскими и коалиционными войсками, и Бату Аллами, солдат новой иракской армии, меньше всего на свете думали о том, что найдут любовь на полях сражений истерзанной войной страны. Но это случилось. 

Продюсерская компания World Of Wonder в партнёрстве с телеканалом Logo, ориентированным на ЛГБТ-зрителя, завершила работу над документальным фильмом, рассказывающим об истории любви и борьбы Найефа и Бату. О том, через что пришлось пройти парням, прежде чем они смогли воссоединиться после долгой разлуки и создать семью. Естественно, не в Ираке, где гомосексуальность карается смертью.

«Самое прекрасное во всем этом — то, что мы, находясь в опасности и ежедневно рискуя жизнью, которая в любой момент могла оборваться, знали, что именно наша любовь заставляет нас забыть обо всем и продолжать стремиться к новой, лучшей жизни, в которой мы сможем быть вместе», — говорит Бату.

Фильм «Out Of Iraq» был показан в рамках специального просмотра под эгидой ООН, его телевизионная премьера состоялась несколькими днями позже на канале Logo. В названии ленты кроется игра слов: с одной стороны, «Out Of Iraq» можно перевести как «Побег из Ирака» (что соответствует сюжету), с другой, слово «оut» в английском давно используется для характеристики открытых гомосексуалов, тех, кто вышел из подполья.

Демонстрация фильма в ходе специального мероприятия, организованного ООН, была не случайной. Потому что к этой международной структуре, а точнее — к Управлению Верховного комиссара ООН по делам беженцев возникла масса претензий: из-за ее сотрудников жизнь Бату на четыре года превратилась в ад.

Но обо всем по порядку.

В 2004 году, после свержения Саддама, в разгар войны в Ираке Найеф и Бату встретились и полюбили друг друга. Обстановка для романтики была самой неподходящей: парни познакомились в Рамади, который на тот момент считался одним из самых опасных городов не только в Ираке, но и на всей планете. В Рамади и его окрестностях постоянно шли бои: город оставался главным оплотом иракского сопротивления. Найеф, выпускник факультета искусств Багдадского университета, работал военным переводчиком, Бату завербовался в новую иракскую армию, созданную после падения режима Хусейна, которую обучали американцы.

Читайте также: «Исламское государство» продолжает казнить геев (ФОТО)

Из соображений безопасности парни тщательно скрывали свою любовь, ведь, как говорит в фильме Бату, в Ираке гомосексуальность «считается заразной болезнью, лечением от которой может быть только смерть». Об отношениях Найефа и Бату знала лишь пара человек, в том числе один из американских командиров, который тайно вывозил Бату из лагеря иракской армии, доставляя на американскую базу, где квартировал Найеф. Просто для того, чтобы они могли провести друг с другом несколько часов.

В 2009 году, когда боевики начали массово уничтожать работавших с американцами иракских переводчиков, которых считали предателями, Найеф получил вид на жительство в США. В благодарность за работу американское командование помогло ему со специальной визой, и вскоре после этого Хребид переехал жить в Сиэтл. По прилету в новую страну он немедленно стал наводить справки о том, как можно перевезти сюда своего возлюбленного. Однако для Бату дорога к свободе оказалась куда более длинной.

Фильм о запретной любви в Ираке смотреть непросто: с эмоциональной точки зрения это крайне болезненная история. Впрочем, переживания зрителя — ничто в сравнении с тем, что довелось пережить Бату.

После отъезда Найефа в США влюблённые продолжали общаться по Скайпу, и вскоре об их отношениях прознала семья Аллами. Медлить было нельзя: Бату пришлось дезертировать из армии и тайно бежать из страны, в противном случае его убили бы члены религиозного клана или собственные родственники.

Читайте также: Гей, бежавший из Ирака: ИГ хочет истребить всех гомосексуалов (ВИДЕО)

Четыре года после этого Бату нелегально жил в Бейруте, столице Ливана, где в то время обстановка была очень неспокойной. Опасность поджидала молодого человека повсюду, ведь если бы Бату задержала полиция или военные, его сразу же отправили бы на родину, на верную смерть. И все это время продолжались хождения по мукам: бесконечно откладываемые и переносимые собеседования в Управлении Верховного комиссара ООН (УВКБ), куда Бату обратился с запросом о получении статуса беженца. «Нам нет дела до геев», — сообщил ему сотрудник Управления на первом же интервью.

Через несколько лет выяснилось, что рассказ Бату был перевран: парня обвинили в том, что он стал свидетелем пыток в тюрьме Абу-Грейб (к которой никогда не приближался), на основании чего его запрос о получении статуса беженца решено было отклонить.

Найеф и Бату провели в разлуке больше тысячи дней. Сотрудники УВКБ не проявляли ни малейшей заинтересованности в том, чтобы помочь представителям ЛГБТ, ищущим убежища, хотя в Ираке им грозила гибель. Сегодня пара обращается к ООН с просьбой внимательнее относиться к этому вопросу и не откладывать дела спасающихся от преследований иракских гомосексуалов на долгие годы, тем самым обрекая их на смерть.

«Мы бы очень хотели, чтобы в УВКБ осуществлялась цифровая запись собеседований с соискателями статуса беженца, обеспечивался достойный перевод, а сама обработка материалов в отношении ЛГБТ-беженцев ускорилась», — говорит Найеф.

В ходе панельной дискуссии, состоявшейся после показа ленты в ООН, Кристин Мэттьюс, одна из руководительниц УВКБ, сообщила, что надеется внести фильм в число специальных обучающих материалов для сотрудников Управления. «За последнее время мы многое сделали для того, чтобы проинформировать сотрудников о необходимости оперативно и оптимально решать проблемы ЛГБТ-беженцев», — сказала она.

В Америку Бату попал вовсе не благодаря ООН, а через канадское посольство. Оказалось, что в Канаде действует программа, по которой беженец может получить вид на жительство при условии наличия группы спонсоров, согласившихся стать его поручителями.

Поручителей удалось найти в Ванкувере благодаря человеку по имени Майкл Файлла, жителю Сиэтла, добровольно помогающему беженцам со всего мира. Узнав об истории Найефа и Бату, он был невероятно тронут и стал оказывать парням поддержку.

Повезло Бату и в том, что консул канадского посольства в Бейруте, проводивший собеседование, сам оказался геем. Поэтому как никто другой смог понять ситуацию, ужаснувшись тому, в каких условиях парню пришлось жить сперва на родине, а затем — нелегалом в Ливане. Бату получил вид на жительство в Канаде, откуда до Найефа было рукой подать. Вскоре пара дважды сыграла свадьбу. Для начала — совсем скоромную, в Ванкувере, после этого — попышнее, в Сиэтле. Супружеский статус помог Бату получить вид на жительство в США, полноправным гражданином которых к тому времени уже был Найеф.

Пережив все, что им довелось пережить, супруги решили помочь другим нуждающимся. За последние полтора года они поддержали восьмерых беженцев с Ближнего Востока, размещая их в своем доме, помогая найти постоянную работу или поступить в школу.

«То, что мы вместе, — заслуга многих людей, которые помогали нам, — говорит Найеф. — Поэтому сейчас наша очередь помочь другим».

Трейлер фильма