Звезда НБА: «Мне будет стыдно за свою гомофобию до конца моих дней»

Звезда НБА: «Мне будет стыдно за свою гомофобию до конца моих дней»

Десять лет тому назад из шкафа вышел баскетболист Джон Амаечи, который стал первым в истории открытым геем, игравшим в НБА.

Вскоре после этого его коллега, звезда НБА Тим Хардвей, высказался по этому поводу в одной из радиопередач: «Я ненавижу геев, — сообщил он слушательской аудитории. — И пусть все об этом знают. Я не люблю, когда вокруг меня много людей нетрадиционной ориентации. Я гомофоб. Мне это не нравится. Такого не должно быть ни в мире, ни в США».

Джон Амаечи 

Сегодня Хардвей утверждает, что за эту фразу ему мучительно стыдно. С тех пор он предпринял ряд попыток избавиться от ярлыка гомофоба, который сам на себя и навесил. В свежем интервью Washington Post он сообщил, что его взгляды на ЛГБТ давно изменились, и что с тех пор он понял, как был не прав. «Когда я сказал то, что сказал… Меня до сих пор передергивает, когда я об этом вспоминаю. Мне до сих пор больно, когда я думаю, что мог сказать что-то вроде этого, потому что тем самым позволил одним людям вредить другим. Мне по сей день больно от того, что я это сказал, и мне будет больно до конца моей жизни, потому что на самом деле я не такой человек. Мне за это стыдно, и мне будет стыдно за это всегда».

Впрочем, сам Джон Амаечи, реакцией на камин-аут которого и стали в свое время слова Хардвея, отреагировал на интервью коллеги прохладно, сообщив в Твиттере, что от раскаявшегося в своих словах до сих пор не дождался персонального извинения.

Джейсон Коллинз

С другой стороны, Джейсон Коллинз, который стал первым (и пока единственным) в истории НБА спортсменом, совершившим камин-аут еще во время карьеры, рассказал, что после выхода из шкафа получил от Хардвея звонок с поздравлениями. По его словам, персональные поздравления от президента Барака Обамы были приятной неожиданностью, однако именно звонок Хардвея он расценивает как самый большой сюрприз. Коллинз говорит, что хорошо запомнил его высказывание о ненависти к геям, поэтому был удивлен, что Хардвей изменил свое мнение и стал союзником. По мнению Коллинза, это является лишним доказательством того, что люди способны меняться, равно как и того, насколько важен камин-аут известных личностей, в данном случае — Джона Амаечи. Ведь именно благодаря ему Тим Хардвей пересмотрел свои взгляды.