Патрисия, бывший Питер, совершила камин-аут в 90 лет: «Наконец-то я стала той, кем ощущала себя всю жизнь»

Патрисия, бывший Питер, совершила камин-аут в 90 лет: «Наконец-то я стала той, кем ощущала себя всю жизнь»
Публикации

Британский ветеран Второй мировой войны, всю жизнь известный как Питер, отважился стать Патрисией лишь в 90 лет, совершив трансгендерный камин-аут.

За последнюю неделю эту историю осветили многие масс-медиа. Мы же хотим предложить вам более полную версию событий с рассказом самой Патрисии, которая, возможно, является старейшей на планете транссексуалкой, решившейся на столь важный шаг.

Читайте также: Транссексуальная девушка позволила заснять свою гендерную операцию: «Это не научная фантастика»

Лишь после того, как Питеру исполнилось 90, он стал той, кем ощущал себя всю жизнь: Патрисией. Конечно, о хирургическом вмешательстве в таком возрасте речь вести не приходится, однако Патрисия проходит гормональную терапию, а ее пол в медицинской карте теперь записан как женский.

Случай нерядовой — неудивительно, что Патрисией заинтересовалась пресса. И женщина с охотой рассказала журналистам свою историю.

По словам Патрисии Дэвис, единственным, что все эти годы мешало ей жить по-настоящему, был страх. В те времена, когда Патрисия была Питером, она боялась общественного осуждения, тюрьмы и электрошоковой терапии: ведь еще недавно подобный метод считался эффективным в «лечении гомосексуализма». Именно поэтому Патрисия жила как мужчина, скрывая свое истинное «я». Этот мужчина пытался быть «как все», женился и хотел выглядеть респектабельным в глазах социума.

Получалось не всегда. Истинная природа не позволяла себя обманывать, поэтому однажды Патрисия не удержалась и обо всем рассказала жене. Та, к счастью, поняла супруга и даже купила ему несколько женских платьев и украшений, которые он стал носить дома.

Патрисия, ветеран Второй мировой, служившая после войны на Дальнем Востоке, в Индии, Африке и Палестине, открылась жене в 1987-м. Супруги состояли в браке 63 года. Лишь овдовев, Патрисия решилась на настоящий камин-аут.

После того, как Патрисия стала перевоплощаться в женщину в стенах своего дома, она осмелела и однажды попробовала выйти на улицу в женской обуви. Опыт оказался неудачным: в ее адрес понеслись оскорбления, люди бросали косые взгляды, поэтому Дэвис решила не рисковать и вновь стать Питером.

Сегодня она говорит, что словно заново родилась, несмотря на преклонный возраст. Патрисия принимает курс гормонов, феминизирующих тело, носит женскую одежду и больше не боится выходить в таком виде на улицу. Ее тетя дожила до 104-х, и Дэвис надеется, что семейные гены будут к ней благосклонны: она хочет успеть насладиться жизнью в гармонии с собой.

Женщина живет в небольшом городке в графстве Лестершир и говорит, что после камин-аута у нее словно гора с плеч свалилась. «Я всю жизнь прожила во лжи. Старалась молчать. Потом постепенно начала открываться некоторым соседям. Они мне говорили: «Ничего, главное, чтобы ты была счастлива».

«Я знала о том, что я трансгендер, с трех лет. У меня была знакомая девочка по имени Патрисия, и я решила, что хочу носить такое же имя, но тогда оно не прижилось. С четырех я хотела играть только девичьими игрушками. Солдатики меня не интересовали. Мне нужна была игрушечная гладильная доска. Моя мама, похоже, воспринимала это нормально. Помню, однажды мы пошли в кино на „Питера Пена“, и я сказала, что хочу быть феей. После этого она купила мне волшебную палочку и ни разу не говорила, что это странно».

«Меня всегда тянуло к женщинам, но не в сексуальном смысле, — продолжает Патрисия. — Я не лесбиянка. Мое влечение к женщинам было обусловлено тем, что я хотела быть похожей на них. Хотела быть такой же, как девушки с картинок в стиле пин-ап».

«Я никогда не чувствовала себя абсолютно несчастной, потому что во всем старалась видеть позитив. У меня довольно странное чувство юмора. Хотя атмосфера для трансгендеров была небезопасной. Люди вообще не понимали, что значит быть трансгендером. Даже медики этого не понимали и не придумали ничего лучше, чем назначать таким пациентам лечение электрошоком. Они считали, что так смогут им помочь, не понимая, что от этого невозможно «вылечить».

«Из-за враждебного отношения к трансгендерам я продолжала молчать. И молчала вплоть до недавнего времени, пока не почувствовала себя в безопасности. Тогда я решила выйти из подполья. Непреодолимое стремление вырваться на волю взяло верх. Поэтому я совершила камин-аут и с тех пор ни разу об этом не пожалела».

Будучи Питером, в 1945 году Патрисия поступила на службу в армию и успела повоевать на фронтах Второй мировой. Спустя три года Дэвис демобилизовалась и через несколько месяцев после этого заключила брак.

Несмотря ни на что, об армии она вспоминает с теплотой. Ей доводилось терять друзей, однако служба ее дисциплинировала.

«Мне приходилось держать рот на замке, рассказать кому-то о своей трансгендерности было бы катастрофой. О трансгендерах вообще мало что знали в те времена. Все решили бы, что я гей, и в армии это повлекло бы за собой большие проблемы. Меня бы отправили в тюрьму. Но мне удалось справиться. Если не считать этого, в армии я чувствовала себя неплохо и очень гордилась тем, что служила своей стране во время Второй мировой и после ее окончания. Мне нравится думать, что Гитлер сдался именно потому, что в 1945 году в армию вступила я».

«В 70-е годы по телевидению показывали одну передачу, и в ней был мужчина, который хотел переодеваться в женщину, — вспоминает Патрисия. — В те времена я даже слова „трансгендер“ не знала. Я посмотрела на экран, увидела его и поняла, кто я такая. Мне было 60, когда я рассказала обо всем жене. Она очень мне сочувствовала и помогала, но мы договорились, что это будет нашей тайной. Она покупала мне платья и украшения, стала называть меня Патрисией. После этого я попробовала выйти на улицу в женской обуви. Это заметили подростки и стали осыпать меня оскорблениями. В мои окна полетели яйца. Это стало происходить так часто, что мне даже пришлось обратиться в полицию. К счастью, сейчас эти подростки выросли. А я снова начала появляться на улице в женской одежде. Люди считали меня странной, чокнутой, но мне было все равно».

«Сегодня я чувствую огромное облегчение и невероятно счастлива. Самое замечательное в камин-ауте — то, что теперь все воспринимают меня как женщину. Я стремилась к этому всю жизнь. Не то чтобы сейчас я чувствую себя в безопасности на все сто, но сегодня с этим стало куда проще, чем в былые времена. Люди со мной очень любезны, никто меня не оскорбляет. Теперь я ношу блузку с юбкой и больше никогда не одеваюсь в мужское. Если кому-то это не нравится, мне плевать, но, похоже, дискомфорта никто не испытывает. Мне даже вопросов не задают: никто и глазом не моргнул. Просто теперь все воспринимают меня такой, какая я есть».

Использованы материалы New York Post