Шесть вопросов к Хиллари Клинтон

0 216

Хиллари Клинтон объявила о том, что намерена баллотироваться в президенты США. И это стало приблизительно таким же «сюрпризом» для публики, как и недавняя свадьба ветерана эстрады Барри Манилова с мужчиной, шутит ЛГБТ-блог Queerty.

В видеоролике, записанном по случаю официального заявления Клинтон, фигурирует однополая пара: тем самым потенциальная кандидатка дает понять, что всецело поддерживает идею равенства брака (а пресса уже пишет, что герои ролика пригласили Хиллари на свадьбу). Однако блог считает, что для того, чтобы доказать свою приверженность ЛГБТ-сообществу, Клинтон должна ответить как минимум на 6 вопросов. Или, по крайней мере, внести некоторую ясность.

Понятно, отмечает Queerty, что у президента огромное количество обязанностей, и думать он (или она) должен далеко не только об ЛГБТ. Но голоса представителей сообщества, которых в Америке немало, необходимо заслужить. Как Клинтон сможет убедить лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров в том, что голосовать они должны именно за нее?

1. Объяснить, почему она так поздно приняла решение о поддержке равенства брака. Вплоть до марта 2013 года Клинтон не делала на сей счет никаких заявлений — в отличие от многих других политиков, включая президента Барака Обаму. Лишь за три месяца до отмены «Акта о защите и брака» и через полгода после того, как Демократическая партия включила пункт о защите брачных прав ЛГБТ в свою партийную программу, Хиллари это сделала. Чем была вызвана заминка? Республиканский сенатор Роб Портман — и тот поддержал легализацию однополых браков раньше демократки Клинтон, которая в данном вопросе оказалась более консервативной.

2. Доказать, что ее позиция по проблемам ЛГБТ не носит «оборонительный» характер. В свое время Клинтон опростоволосилась в интервью с журналистом Терри Гроссом, который задал ей, казалось бы, простой вопрос: почему долгое время она занимала столь неопределенную позицию по проблеме легализации брачного равноправия?

Вместо того, чтобы спокойно ответить, Клинтон избрала тактику «лучшая защита — нападение», и стала предъявлять претензии в адрес радиоведущего: «Мне кажется, вы пытаетесь доказать, что раньше я выступала против них [гей-браков], а теперь я выступаю за них, и причина всего этого — политические резоны. Но это слишком одномерное суждение. И в корне неправильное», — сказала тогда она, на что многие американские ЛГБТ пожали плечами. По мнению Queerty, это был тревожный звоночек — с учетом того факта, что безобидный, в общем-то, вопрос стал причиной сильной нервной «вспышки». Хиллари придется доказать, что это интервью было исключением, а не правилом.

3. Пусть назовет людей — геев и лесбиянок — которые повлияли на ее взгляды. Кто именно помог ей разобраться в проблемах сообщества? Что она знает о правах ЛГБТ «из первых уст»? Один из недостатков Клинтон в качестве кандидата, симпатичного ЛГБТ, заключается в том, что она никогда не цитировала личных историй — в отличие от нынешнего вице-презиента Джо Байдена. И даже Барака Обамы, который, выразив поддержку брачному равноправию, указал, что на перемены в его мировоззрении повлияли семьи его друзей, жизнь которых проходила у него на глазах. Опять же, сегодня складывается впечатление, что Хиллари не слишком комфортно себя чувствует, затрагивая данную тему.

4. Хиллари должна четко дать понять, что не изберет тактику своего мужа Билла Клинтона. Конечно, сейчас Билл однополые браки поддерживает — причем, об этом он заявил гораздо раньше супруги. Однако в те времена, когда он занимал президентское кресло, Билл подписал уже упоминавшийся «Акт о защите брака» (DOMA), а затем рекламировал его на христианских радиостанциях. Он же подмахнул считавшуюся в те времена компромиссной директиву «Не спрашивай, не говори». Извлекла ли Хиллари из этого урок? В ходе предвыборной кампании она обязательно будет рассказывать о том, как любит мужа, и как сильно он на нее повлиял. Но ее политический путь должен быть уникальным. Иными словами, Хиллари должна доказать, что не сдаст ЛГБТ, если ей это станет удобно.

5. Пусть открыто поговорит о лесбийских слухах, которые окружают ее не первый год. Слишком большое количество людей сплетничало о ее предполагаемой бисексуальности, а некоторые так и вообще утверждали, что Хиллари — «шкафная» лесбиянка. И ладно бы только желтая пресса… Красиво это, или нет, но Клинтон должна что-то сказать. В лоб. Вне зависимости от содержания сказанного, ее слова будут означать, что она не боится этой темы. Тем более, что в ходе предвыборной кампании ей наверняка будут задавать соответствующие вопросы. Поэтому лучше сработать на опережение.

6. Хиллари должна рассказать, каким образом она намерена продолжать дело, начатое Бараком Обамой, и как собирается преумножать его наследие в том, что касается прав ЛГБТ. Потому что Обама — как бы его не критиковали — сделал для сообщества больше, чем все президенты до него вместе взятые. Поддержка равенства брака, упоминание о гомосексуалах в инаугурационной и многих других официальных речах, отмена «Не спрашивай, не говори», подписанные им распоряжения, значительно облегчившие жизнь «рядовых» геев и лесбиянок, и многое другое. Это действительно можно называть наследием. Поэтому Клинтон должна придти в Белый дом с конкретными целями, а не с банальностями и красивыми речами. Кроме того, неплохо бы узнать, собирается ли она решать проблемы трансгендеров — вот где поле непаханое!

Хиллари Клинтон заявила о намерении баллотироваться на высочайший пост в США. И должна рассказать, чем она планирует на этом посту заниматься. В том числе и своим гомосексуальным избирателям.

Автор: Софа Хадашот

Комментарии
Loading...