Задержанная на прайде в Москве активистка: «Права не дают, права берут»

0 163

30 мая 2015 года возле здания мэрии в центре Москвы произошла драка между представителями ЛГБТ-движения и так называемыми «православными активистами». Причиной столкновения стала попытка проведения прайда.

Из-за потасовки между пытающимися провести прайд и православными активистами было перекрыто движение по Тверской улице в обе стороны, а среди задержанных со стороны верующих оказался лидер движения «Божья воля» Дмитрий Энтео (Цорионов), хорошо известный пропагандой ненависти. Лидер мероприятия Николай Алексеев был избит, а оставшиеся после задержания «православные» повязали на одежду георгиевские ленточки и скандировали «Христос воскресе!»

Как известно, господин Алексеев является персоной достаточно неоднозначной в самом российском ЛГБТ-сообществе. Неоднократно «уходивший из гей-движения», Алексеев известен своими антисемитскими высказываниями и является горячим сторонником аннексии Крыма. Ранее от сотрудничества с ним отказались многие западные активисты, включая известного британского борца за права ЛГБТ Питера Тэтчелла. Однако в данном случае мы не станем анализировать поведение Николая Алексеева: Гей-альянс Украина пообщался с другой участницей прайда, Анной А., задержанной московской полицией.

ГАУ: Прайду 30 мая 2015 года предшествовал отказ чиновников администрации Москвы в его проведении. Николай Алексеев, организатор акции, заявил, что мероприятие состоится в любом случае. Не является ли неподчинение закону причиной разгона прайда, или же агрессия в отношении участников имела другие основания?

Анна: Чиновники каждый раз отказывали, все поданные заявки на любые ЛГБТ-мероприятия не подтверждались. Вообще, ни одна ЛГБТ-акция за последние десять лет не была согласована с мэрией. Даже на «свободной» площадке гайд-парка, где можно проводить любые мероприятия. В день, когда было заявлено мероприятие ЛГБТ, данная площадка была перекрыта под предлогом ремонтных работ.

В каком-то году, 2011 или 2012-м, суд Москвы вообще вынес постановление о запрете любых ЛГБТ-мероприятий на сто лет вперед. Это, конечно, неправомерно, но судей данный факт не смутил. Все несогласованные мероприятия разгоняются полицией — это касается любых акций. Поэтому разгон был связан именно с запретом, а не с ненавистью.

ГАУ: Какое количество представителей ЛГБТ-движения принимали участие в прайде, как реагировали на него горожане до появления православных активистов?

Анна: Около 20 человек. Горожан было мало, особо не реагировали, прошло все достаточно быстро. А вот так называемых «православных активистов» в этот раз было очень много, и агрессия исходила только от них. Полиция вела себя адекватно и задерживала участников обеих сторон.

Некоторые представители ЛГБТ были на площади, но не решились заявить о себе. Большинство, предполагаю, просто испугалось, так как градус агрессии в обществе очень велик, идет пропаганда насилия и войны со стороны государства. Так называемые «православные активисты» чувствуют себя уверенно и ведут себя очень агрессивно, поскольку ранее их за нападения на ЛГБТ не задерживали вообще. Теперь хотя бы формально задерживают.

ГАУ: Почему начались задержания? Было ли это связано с дракой с «православными», или же полиция прибыла на место исключительно с целью разгона прайда?

Анна: «Православные активисты», кстати, уже поджидали нас на месте и реагировали моментально. Задерживали, потому, что прайд не был согласован, и задерживали его участников, и из-за драки тоже. Хотя в итоге задержали не всех участников. Если бы полиции не было, «православнутые» вели бы себя гораздо агрессивнее, чувствуя абсолютную безнаказанность.

ГАУ: В числе задержанных были и вы (Анна развернула и держала радужный флаг. — ред.) Какие обвинения предъявлены полицией вам?

Анна: Нам всем было предъявлено обвинение по ст.20.2 Кодекса об административных правонарушениях, то есть нарушение порядка проведения митинга. Эту статью дают почти всем, кто выходит на улицу, не согласовав акцию с мэрией. Причем, задержать могут по формальным признакам. У нас были люди, просто державшие цветы в руках, и их задержали. Пару лет назад задерживали всех, кто пришел на Манежную площадь с зонтиком — это была акция в поддержку узников Болотной.

ГАУ: В этом году чиновники отказали представителям ЛГБТ в проведении прайда десятый раз. Как вы считаете, будут ли еще попытки организовать подобную акцию? Ведь ситуация в России такова, что мероприятия подобного рода могут оказаться опасными по многим показателям.

Анна: Да, отказали в десятый раз. Но Алексеев сказал, что прайды будут, пока мы все стоим на ногах. Права не дают, права берут.

ГАУ: Как вы сами оцените прайд? Он был сорван, или, скорее, проведен?

Анна: Прайд был проведен. Если бы он был сорван, мы бы даже не смогли выйти. А мы и вышли, и флаги развернули, и Алексеев проехал по улице с флагом и фаером.

С разрешения автора мы публикуем цитату из «Живого журнала» участницы московского прайда:

«…Мы бы хотели зарегистрировать наши отношения. Нет, без всяких „бы“ и „ли“ — мы хотим. Мы хотим, чтобы государство признало нас родственниками. Не просто родственниками — супругами, со всеми вытекающими. Мы хотим иметь возможность брать семейную ипотеку. Оформить семейную медстраховку и просто — страховку. Я хочу, чтобы моя женщина чувствовала себя защищенной в имущественном споре, который может начаться после моей смерти. Чтобы она имела возможность не свидетельствовать против меня в суде. И если однажды я окажусь в реанимации (а с моим здоровьем это более чем вероятно, к сожалению), я бы хотела, чтобы решения принимала она…

…У нас будут дети. И мы заранее их любим и очень ждем. И, если потребуется, мы в лепешку расшибемся, чтобы наши дети были счастливы. И да — мы хотим, чтобы в свидетельстве о рождении наших детей были записаны мы обе. Мы хотим — обе! — представлять интересы наших детей в школе, в поликлинике и (не дай бог!) в больнице и суде. И еще мы очень хотим… Хотим — слишком слабое слово тут. МЫ ТРЕБУЕМ ГАРАНТИЙ, что в случае смерти биологической мамы наши дети не отправятся в детдом, пока вторая мама будет пытаться доказать российским органам опеки, что эти дети ей не чужие…

…Мы знаем, что многие гетеросексуальные пары живут в гражданском браке и не парятся по поводу регистрации. Но это их выбор. У нас этого выбора нет. И — вот честно — я не понимаю, почему.

Почему мы — совершеннолетние дееспособные тетки, гражданки Российской Федерации, которые хорошо и много работают, платят налоги, не нарушают законов и любят друг друга — не можем зарегистрировать наши отношения и прекратить все это ОДНИМ ШТАМПОМ В ПАСПОРТЕ.

Все написанное выше — к вопросу о вашем „зачем им парады, раз статью в УК отменили?“ Извините, но мы хотим немного большего. Мы хотим нормальной человеческой жизни».

Автор: Светлана Волкова

Комментарии
Loading...
X