Решение угандийского ЛГБТ-вопроса

0 226

Как это ни парадоксально, президент Уганды Йовери Мусевени оказался в сложной ситуации: ему нужно постараться не ударить лицом в грязь ни перед собственным гомофобно настроенным электоратом, ни перед международной общественностью. Проголосовав за законопроект, предусматривающий для представителей ЛГБТ длительные тюремные заключения — вплоть до пожизненного, — парламент Уганды поставил президента перед непростым выбором. 

Документ был одобрен 20 декабря и теперь, чтобы вступить в силу, ему не хватает лишь президентской подписи. А президент явно не спешит и еще более явно колеблется. В угоду уже упоминавшейся мировой общественности, резко критиковавшей законопроект, из него изъяли упоминание о смертной казни "в особо тяжких случаях гомосексуальных преступлений" (утверждают, что это произошло по настоянию президента). После этого он перестал называться "Убивайте геев", но проще ситуация не стала.

Йовери Мусевени

За последние недели мы много раз упоминали о том, что в Уганде, где гомосексуальность и раньше считалась "уголовщиной", решили, что криминализирована она недостаточно. Отныне незаконным может быть признано и "содействие гомосексуализму": тюрьмы ждут не только геев и лесбиянок, но и тех, кто не доносит на них в полицию. 

В ответ на требования немедленно подписать закон Мусевени заявил, что тщательно его изучит и примет окончательное решение на закрытом форуме Движения национального сопротивления (ДНС) — ведущей политической партии страны, главой которой он является. Под новый год местные издания процитировали слова президента: "Прежде чем принимать решения, я люблю хорошенько подумать. Это непростой вопрос, чтобы сразу подписывать сломя голову. Если депутаты принесут мне законопроект, я его сперва проанализирую, а затем посовещаюсь с членами форума ДНС, чтобы решить, как с ним поступить". 

По большому счету, варианта всего три: президент может подписать законопроект, отклонить его или вернуть в парламент с требованием внести изменения. 

Фрэнк Мугиша, глава ЛГБТ-организации "Sexual Minorities Uganda", в интервью GayStarNews поделился своей точкой зрения: "Если он законопроект не подпишет, они [парламентарии] не станут проводить его через сессионный зал еще раз, и закон будет считаться вступившим в силу автоматически. Поэтому он должен либо вернуть его в парламент со своими рекомендациями, либо отклонить". По словам Мугиша, интуиция подсказывает ему, что президент, скорее всего, вернет законопроект депутатам на доработку: "Это единственное, что я сейчас могу предсказать". 

По мнению другого угандийского активиста Эдвина Сесанге, директора ЛГБТ-организации "Out and Proud Diamond Group", Мусевени просто тянет время.

Ребекка Кадага

Спикер парламента Ребекка Кадага, которая обещала принять гомофобный закон еще в конце прошлого года, чтобы он "стал подарком к Рождеству для всех жителей Уганды", уже дала понять Мусевени, что тот "заигрался в политику". Президент, дескать, не должен рассказывать, что обязан проконсультироваться, прежде чем подписывать законопроект. Потому что времени для консультаций у него было предостаточно: документ обсуждался в течение не одного года. От себя добавим, что Уганда является авторитарной президентской республикой, вся власть в стране сосредоточена в руках Мусевени, и решения он принимает единолично. Так что разговоры о необходимости консультаций — не более чем попытка пустить пыль в глаза и создать видимость демократических процессов.

Эдвин Сесанге считает, что своей тактикой Мусевени пытается успокоить международное сообщество. Он также уверен, что президент играет в политические игры и в конечном итоге отправит законопроект обратно в парламент. А потом заявит, что сам он закон не поддержал, но был вынужден уступить давлению депутатов. Параллельно с этим он якобы докажет жителям страны, что является приверженцем демократии, и сможет набрать в их глазах дополнительные баллы. Особенно если учесть, что в Уганде, где треть населения живет за чертой бедности, очень удобно отвлекать внимание электората "гомосексуализмом" от политических, экономических и социальных проблем. В этом смысле африканское государство мало чем отличается от России, да и Украины тоже.   

Если активисты правы, законопроект, скорее всего, станет законом. Что делать потом? Пытаться оспорить его в конституционном суде. Однако даже если суд его отменит, что сомнительно, на рассмотрение иска уйдут годы, в течение которых за решетку попадет огромное количество людей.

Автор: Гей-альянс Украина

Комментарии
Loading...