Иван Кильбер: “Голова Путина от меня ушла”

0 444

Инициатор Радужного флешмоба и один из основателей организации русскоязычных ЛГБТ в Германии Qвартира – об ЛГБТ-праздниках, реванше немецких гомофобов, неимоверном достоинстве российского сообщества и "золотых" правилах миграции.

В честь Международного дня борьбы с гомофобией и трансфобией 17 мая во многих городах по всему миру состоялись радужные флэшмобы (в том числе и в Украине, о чем мы писали здесь), ставшие его неотъемлемой традицией. Что ты чувствуешь, наблюдая, как придуманная тобой в 2009 году акция получила столь широкое распространение?

Мне очень приятно видеть, как Радужный флешмоб зажил собственной жизнью, став частью культуры демонстраций ЛГБТ. А его главный секрет успеха, как мне кажется, заключается в том, что каждый, независимо от места своего проживания, может приобщиться к акции. Можно выйти на балкон собственной квартиры и запустить один-единственный шарик, а можно собраться тысячной толпой на городской площади и запустить целый сонм шариков, как это ежегодно происходит в Гамбурге, где я живу. В итоге разные по масштабу акции в разных городах мира объединяют вокруг себя все ЛГБТ-комьюнити, что лично для меня особенно значимо.

А с какой целью флешмобы проводятся в Германии, где положение ЛГБТ в общем-то и так весьма неплохое?

Это достаточно распространенный взгляд среди представителей стран бывшего СССР. В нем чувствуется какая-то тоска по цивилизованному обществу и очень сильная романтизация Запада. Если посмотреть, что происходило в Германии с гомосексуалами буквально 70 лет назад, то волосы на голове становятся дыбом. После окончания войны нацистские законы по преследованию гомосексуалов не были отменены, и еще несколько десятилетий по этим законам продолжали преследовать людей. У меня есть знакомые, молодость которых пришлась на 60-70-е, они прекрасно помнят, как жили в постоянном страхе, что на них настучат: в те годы гомосексуалов еще сажали в тюрьму. И  государство их реабилитировало только недавно, когда многие уже ушли из жизни.  Компенсации до сих пор никому не выплачены. Германия в отношении равенства ЛГБТ прошла огромный и тяжелый путь, но он не пройден до конца. У нас, к примеру, до сих пор  нету однополых браков, нет полноценного усыновления и однополые пары не уравнены  в правах с разнополыми.

Да, но у вас есть партнерства, почти ничем не уступающие обычным бракам, инфраструктура, тот же ЛГБТ-прайд, который проходит как массовый праздник, а не правозащитное мероприятие, как у нас, которое необходимо охранять кордоном милиции. Разница с Украиной все же колоссальная.

Но смотри: 2013 год, прайд в Гамбурге в несколько сотен тысяч участников – на следующий день двое мужчин после нападения на них неизвестных были госпитализированы с сотрясением мозга и потерей сознания. "Вы че, геи?!" – услышали они в свой адрес перед тем, как их избили до состояния комы. Я сам несколько раз подвергался нападениям именно из-за того, что я гей. И количество гомофобных преступлений в Германии за последний год, к сожалению, только увеличилось.

Также в прошлом году в нескольких немецких городах прошли демонстрации под общим собирательным лозунгом "Защитим наших детей от гомототалитаризма". У нас в стране сейчас происходит реванш гомофобов. И это чувствуется повсюду. Конечно, можно сказать, что гомофобы так волнуются потому, что ЛГБТ-комьюнити стало сильнее и с каждым годом получает все больше прав. Но впору и испугаться, ведь ситуация становится хуже, по крайней мере криминальная хроника говорит об этом.

В ноябре я был на конференции в Лейпциге, на которую приезжала Елена Мизулина. Там собралось примерно 700 человек, которые приехали из какой-то своей немецкой Тмутаракани и заплатили 70 евро, чтобы послушать о нависшей над Европой "угрозе гомосексуализма". А также о том, как Путин борется за "традиционные ценности", о чем вещала Мизулина, и все ей аплодировали. Это было, как какое-то российское ток-шоу, но только на немецком языке. С тех пор я начал за этим следить и увидел, что ситуация в Германии далеко не такая радужная, как может показаться, когда ты только приехал из Питера или из Киева.  И гомофобы образуют международные коалиции, прям как мы.

У нас на сайте недавно публиковались результаты французского отчета, согласно которым во Франции в 2013 году количество нападений на ЛГБТ по сравнению с 2012-м выросло на 80%. Это связано с узакониванием браков, конечно, однако там тоже наблюдается откат, о котором ты рассказываешь.

Да, мне кажется, этот откат напрямую связан с гомофобной риторикой. Как только в публичном пространстве, например в тех же ток-шоу, начинает муссироваться тема "А должны ли мы терпеть геев" – уровень насилия в отношении ЛГБТ тут же начинает расти.

То есть у вас на ток-шоу еще допускается обсуждение тем в духе "Быть или не быть геям"? Такая форма постановки вопроса на немецком телевидении еще возможна?

Ток-шоу обычно работают так: сталкиваются лбами противники и защитники одной идеи. И даже ток-шоу государственных каналов для большего накала страстей приглашают в эфир гомофобов худшего толка, которые рассказывают, что гомосексуальность противоестественна, не богоугодна и т.д. и т.п. Да, это все есть. Хотя риторика о том, должны ли геи иметь право на жизнь, высказанная из телевизора, опасна – она влечет за собой волну насилия. Когда подобные идеи выдаются из телевизора снова и снова – это их как бы легализует и тем самым легализуется насилие. Немецкая организация ЛГБТ-журналистов уже второй год добивается того, чтобы был введен запрет на эфиры с участием откровенных гомофобов. Ведь если бы на ток-шоу вдруг начали обсуждать имеют ли евреи право на браки или на жизнь – это бы тоже пробудило в стране темные силы. Я не могу себе представить ситуацию в Германии, когда бы на ток-шоу приглашали антисемитов и давали бы им слово, а вот гомофобов до сих пор приглашают.

Каков твой прогноз, будут ли в ближайшем будущем узаконены гей-браки в Германии?

Еще недавно я полагал, что это вопрос нескольких месяцев. Но сейчас на выборах победила партия христианских демократов, партия Меркель, и они будут цепляется за гомофобную риторику, чтобы не потерять своих консервативных избирателей. Одна надежда, что Конституционный суд прижмет консерваторов в угол. Дело в том, что у нас при правительстве Меркель именно КС настаивает на всех изменениях в отношении ЛГБТ. Хотя и социал­-демократы, и зеленые, и свободные либералы, и левые – ­у всех в партийной программе прописано уравнивание в правах однополых и разнополых союзов.

Какие из ЛГБТ-дат, на твой взгляд, достойны того, чтобы стать общенародными праздниками?

Не знаю насчет самого слова "праздник", но День памяти должен существовать. Как напоминание о жертвах репрессий довоенной Германии, нацистской, послевоенной. С возложением цветов, зачитыванием имен, провозглашением речей политиками о том, что никогда более такое не должно повториться. Нужны, конечно, и праздники, и в принципе прайды в Германии – это и есть такие общегородские праздники для всех. Даже самые далекие от ЛГБТ граждане выходят на них как на торжество разнообразия и равенства. IDAHO – тоже хороший праздник.

Кстати, по поводу прайда – у вас там обычно очень заметную роль играет русскоязычная колонна, организацией которой занимается именно Qвартира.

Qвартира в принципе и образовалась из этой русскоязычной колонны после очередного прайда. Приехал народ со всей Германии и друзья из России, и все было настолько эйфорично и торжественно. Присутствовал такой здоровый пафос, когда мы шли с плакатами о правах ЛГБТ в России, Молдове, Украине и видели глаза немцев, которые аплодировали нам и всячески нас поддерживали. После шествия моя подруга  Злата полушутя обронила: "Ну что мы как не люди, мы же живем в Германии, надо создать  организацию". А здесь и вправду у всех свои организации: у шахматистов, рыболовов и  даже любителей волнистых попугайчиков. И Qвартира продолжает организовывать русскоязычную колонну, подчеркивая, что она не российская, так как состоит из русскоязычных людей из разных стран.

А как по-твоему, эффективны ли уличные ЛГБТ-акции в России, которая все меньше ассоциируется с демократией и где гомофобия в последние годы стала частью государственной политики?

Конечно – никакой другой способ привлечь внимание к ЛГБТ, инициированный самим сообществом, не имеет такой эффективности, как уличные акции, просто потому, что большинство остальных каналов там перекрыты. Я модерирую интернет-сообщество Антидогма, поэтому давно и внимательно слежу за российской ситуацией и вижу, как меняется подход тамошних СМИ к освещению ЛГБТ-вопросов. Постепенно приходит осознание несправедливости, с которой сталкиваются геи, лесбиянки, бисексуалы и трансгендеры в России – оно уже стало общим местом среди журналистов так называемого либерального толка. И это все благодаря нескольким сотням людей, которые снова и снова выходят под кулаки, гнилые помидоры и тухлые яйца, чтобы заявить о правах человека для ЛГБТ. Более того, благодаря им весь мир увидел, что у российского сообщества есть достоинство. Причем такой самоотверженной и храброй борьбы за свои права мы не наблюдали в последние десятилетия более нигде.

Мне понравился слоган одной из первомайских демонстраций "Выйди из шкафа – верни себе гордость", парафраз на "Выйди на улицу – верни себе город". Это западная риторика о гордости, которую в России долгие годы никто не понимал, мол, причем тут гордость. А дело в том, что ты гордишься тем, что не боишься. И эта риторика появилась в России, и она очень убедительная и аутентичная.

Не помню, чьи слова: сначала вас не замечают, потом над вами смеются, потом с вами борются, потом вы побеждаете. Не замечали ЛГБТ в России очень долго. Смеялись над ними тоже долго. Похоже, что сейчас мы уже вошли в фазу, в которой с ними борются, а это значит, что, дай бог, и до победы недалеко.

А ваши СМИ тоже замечают эти акции?

Слушай, наши СМИ так много пишут о России! В Германии к России вообще амбивалентное отношение, но очень неравнодушное. И наверное, немцы сейчас больше знают о ситуации в России, чем иные русские, которые смотрят только Первый канал. Потому что здесь всем известно, кто такие Ходорковский, Каспаров, Навальный, Pussy Riot. Когда люди на улице узнают, что ты русскоязычный, тут же спрашивают: "А как у вас там ситуация с геями?"

Некоторые российские ЛГБТ-активисты усиленно пытались установить контакт с властью, с церковью. Как тебе кажется, стоит ли продолжать делать эти попытки или с нынешней российской властью это уже бесполезное занятие и лучше его оставить?

Мне кажется, уже все эту надежду похоронили. С кем надо налаживать контакты ­- так это сбудущей властью. И это происходит в России, и это круто. В Питере и Москве на митинги против Путина и "Единой России" постоянно и неустанно выходила Радужная колонна. ЛГБТ сначала и в стане оппозиции били, но потом привыкли  и стали принимать за своих. В одной шарашке сидели, например, Илупин и Навальный и разговаривали, после чего Навальный изменил свое мнение о гей­-парадах и публично признал, что все имеют право выйти на улицу и выразить свою гражданскую позицию. Это был огромный успех. И это, конечно, стратегия на будущее -­ искать сейчас новых союзников, думая о дне завтрашнем. Потому что Путин не вечен, рано или поздно на смену ему придут новые люди.

Qвартира, среди прочего, осуществляет помощь в миграции русскоязычным ЛГБТ в Германию. Насколько возросло количество заявок за последнее время? Что прежде всего стоит учитывать гражданам постсоветских стран, решившимся на такой шаг?

В первую очередь следует учитывать, что политическое убежище -­ это крайняя мера, которая в первое время будет сопряжена с массой трудностей и неудобств. Но это – реальный способ защитить свою жизнь, в случае если в вашей стране ей угрожает опасность. Количество обращений к нам за консультацией по вопросам миграции неизменно растет. Если 2 года назад нам писали раз в месяц, то теперь мы получаем письма ежедневно. В течение года 20 человек, оказавшихся в нашем поле зрения, мигрировали в Германию. Часть из них мы сопровождаем в этом процессе.

Мы рекомендуем, если обстоятельства позволяют, воспользоваться другими способами для переезда в Германию. Например, поступить в немецкий университет, что не так уж и сложно. К тому же во многих федеральных землях учеба бесплатная. А подтянуть  немецкий до уровня А2 или Б1 можно за полгода у себя на родине с помощью  интенсивных курсов. Также есть программа Au Pair, которая предусматривает для парней и девушек до 26 лет возможность проживания в семье в обмен на домашнюю работу. Есть программа "Добровольный волонтерский год в Германии". Все эти варианты со ссылками на проверенные ресурсы описаны у нас на сайте Quarteera.de.

Если же ни один из них вам не подходит и нужно срочно уезжать в связи с опасностью для жизни или вы просто решили, что иначе никак, то важно обратить внимание на следующее: виза обязательно должна быть немецкая, иначе вас из Германии отправят в ту страну, которая выдала вам визу. И там мы вам уже не сможем помочь. Второй важный момент: чтобы вы получили туристическую визу, а ни в коем случае не приглашение, потому что тогда человек, поручившийся за вас, будет ответственен за все финансовые расходы, которые вы здесь понесете. Третий важный пункт: вы должны приехать в Германию из страны проживания напрямую, без пересадок, то есть на самолете или пароме. Иначе вас отошлют обратно в транзитное государство, так как оно будет представлять собой первое "безопасное" государство, в котором вы как беженец оказались и, согласно  Дублинскому соглашению, должны были остановиться, а не ехать дальше. Это три главных правила, остальные наиболее часто задаваемые вопросы перечислены у нас на  сайте, где мы на них ответили вместе с юристами и самими беженцами, которые прошли  эти процедуры в Германии.

Ты можешь себе представить обстоятельства, при которых бы ты мог вернуться в свой родной Казахстан?

Было бы интересно устроить обмен с местной ЛГБТ­-организацей, типа того, что мы несколько лет назад инициировали с друзьями среди городов­-побратимов Гамбург-­Питер. Это какие-­то реальные инструменты, с помощью которых можно завязать связи и кооперироваться, подпитывая друг друга энергией и инициативой. Но к сожалению, с Казахстаном у меня совсем мало зацепок осталось. Наверное, Питер занял его место.

Насколько мне известно, ты ­- художник. Правозащитные мотивы в твоем творчестве находят отражение? Как-­то пересекаются эти сферы твоих интересов?

Сейчас – скорее, театральный художник­-оформитель. Ну, у меня есть плакаты, оставшиеся после прайдов. Рисунки, маски, радужные драконы, голова Путина -­ то есть театр и балаган плавно перетекают в активизм, но активизм пока не перетекает в театр. Правда, маску Путина у меня увели несколько месяцев назад, после правозащитного концерта в поддержку Pussy Riot.­ В общем, голова Путина от меня ушла.

Заглавное фото: Иван Кильбер (c) Xenia Gromak

Подготовил Коля Камуфляж

Автор: upogau.org

Комментарии
Loading...
X