Даже двухлетний ребенок понимает, что такое брак

0 196

Профессор экономики Массачусетского университета М.В. Ли Баджетт приводит свои доводы за легализацию однополых браков. В колонке для американского новостного блога PBS NewsHour Баджетт пишет, что те штаты, которые запрещают регистрацию однополых союзов, теряют существенный шанс заработать. 

И хотя сегодня в Америке не осталось фактически ни одного штата, в котором такой запрет не был бы отменен, прежде чем заветная мечта ЛГБТ осуществится, их затаскают по судебным инстанциям. Под заветной мечтой я имею ввиду брачное равноправие, воцарившееся во всех 50 штатах. На сегодняшний день таковых меньше половины (плюс округ Колумбия, конечно). А вот всевозможные Техасы, Вирджинии и прочие территории так называемого Библейского пояса недовольны. Поэтому  их руководство бежит в апелляционные суды, чтобы оспорить запрет, и эта катавасия еще некоторое время будет продолжаться. Скорее всего, с участием Верховного суда. Но насчет Америки беспокоиться не стоит: там всё будет, и довольно скоро. Просто запасаемся попкорном и смотрим. Можно поиграть в тотализатор и сделать ставки на "когда". В смысле, сколько лет пройдет, прежде чем самая влиятельная страна мира начнет брачевать желающих вне зависимости от пола во всех федеральных единицах – год, два, или пять? 

Но вернемся к Ли Баджетт, которая является экспертом Института Уильямса при калифорнийском университете UCLA, специализирующегося в области юриспруденции, законодательства и экономических исследований, связанных с ЛГБТ-сообществом. А еще она написала книгу "Когда гомосексуалы женятся: что происходит, если в обществе легализуют однополые браки". Этот труд базируется на данных, которые Ли Баджетт и ее коллеги собрали в Нидерландах, где гей-браки являются частью юридического поля уже более 10 лет. Именно поэтому она располагает большим количеством сведений, в частности, относительно эффектов, которые однополые браки оказывают на сами гей-пары, а также на законодательство о браке в целом. 

Вопрос: Почему исследования о том, как "работают" однополые браки, проводились именно в Голландии?

Ли Баджетт: В Нидерландах однополым парам разрешили заключать браки с 2001 года. Вот почему у этого государства имеется самый длительный опыт, демонстрирующий, какой эффект они могут оказать на общество. Кроме того, как и в некоторых американских штатах, в Нидерландах долгое время существовал статус гражданских партнерств, которые здесь можно было регистрировать с 1998 года. Так что голландцы имели достаточное количество времени, чтобы изменить свои взгляды на культурное и социальное значение брака, составить представление о том, какой выбор для себя делают различные по структуре пары, а также какое влияние на геев и лесбиянок оказывает легализация браков. Кроме того, голландские пары вне зависимости от ориентации имеют большое количество методов организации своих отношений, поэтому мы можем наблюдать, какие именно юридические институты пользуются наибольшей популярностью у гетеро- и гомосексуальных пар.

Вопрос: Процесс легализации однополых браков в Голландии сталкивался с протестами? 

Ли Баджетт: Голландские ЛГБТ-активисты работали с этой проблемой около 15 лет, поэтому там данный вопрос удалось решить гораздо быстрее. Большинство голландцев поддерживало идею равноправия для однополых партнеров, в том числе и равные брачные права, еще на старте этого процесса. Самыми сильными противниками была Христианско-демократическая партия, а также другие политические силы с религиозным уклоном. 

Вопрос: Изменяет ли брак заключивших его людей? И если да – то каким образом?

Ли Баджетт: На личном уровне многие люди заявили, что брак заставил их почувствовать большую ответственность – и большую преданность в отношениях с партнерами, что они ощутили с ними гораздо большую эмоциональную и духовную связь. И это при том, что множество пар, вступивших в брак, находились в отношениях в течение долгих лет перед тем, как получили возможность это сделать. Многие однополые пары очень удивились, обнаружив, что после заключения брака люди стали смотреть на них по-другому. Брак в этом отношении имеет магическую силу, словно оправдывая ожидания друзей и родственников, которые рассматривают женатые пары как часть масштабного социального института.

Вопрос: Повлияла ли легализация браков на взгляды людей, которые совершенно не чувствовали потребности жениться?

Ли Баджетт: Предоставленное право изменило даже тех людей, которые в брак вступать не собирались. Все, с кем я беседовала, отмечали, что были рады принятию закона, и что их взгляды на брак стали другими, даже если они сами не собирались им воспользоваться. Теперь они стали чувствовать себя, если можно так выразиться, приглашенными к общему столу. Иными словами, в результате легализации однополых браков геи и лесбиянки почувствовали себя гораздо сильнее интегрированными в общество. То, что раньше приходилось переживать многим из них – когда они чувствовали себя объектами ненависти, или отторжения, – становилось причиной психологических или физических проблем со здоровьем. Одним из первоисточников этого явления было то, что людей полностью исключали из столь важного социального института как брак. Мне кажется, что именно в социальной интеграции заключается одна из главных задач.

Вопрос: Легализация однополых браков каким-то образом повлияла на институт брака в Нидерландах как таковой?

Ли Баджетт: Чтобы выяснить это, я специально – и весьма усердно – пыталась отыскать свидетельства изменений в восприятии культурной идеи брака, а также свидетельства того, что гетеросексуалы и гомосексуалы по-разному воспринимают эти идеи. Но мне это так и не удалось. Основные тенденции брака и развода не изменились. То есть, идея института брака, о которой говорят ЛГБТ-активисты, абсолютно идентична идеям гетеросексуальных браков: это союз, базирующийся на любви и взаимных обязательствах двух людей, которые поддерживают друг друга в период жизненных подъемов и спадов, становятся членами семей друг друга и часто (но не всегда) вместе воспитывают детей. Пары, которые решают оформить свои отношения – не важно, гетеро-, или гомосексуальные, – с наибольшей вероятностью выберут именно брак, а не гражданское партнерство.

Вопрос: А насколько совпадают со всем этим мнения тех, кто обсуждает данные вопросы в Штатах?

Ли Баджетт: Один из основных пунктов:  все эти свидетельства предполагают, что однополые пары будут рассматриваться так же, как и разнополые, в области того, что называется текущими представлениями об американском браке. Мы понимаем, почему слово "брак" имеет значение. Голландские однополые пары, с которыми я беседовала, рассматривали свои гражданские союзы как второстепенный по сравнению с браками статус. Один мужчина назвал это "политическим компромиссом". Потому что лишь браки имеют социальное значение с точки зрения правового статуса, и значение это столь же важно, как и юридические права. Гражданские союзы подобного значения не имели. Одна женщина, у которой я взяла интервью, охарактеризовала это коротко и ясно: "Даже двухлетние дети понимают, что такое брак. Брак – это незыблемое понятие, и все прекрасно знают, что оно означает".

Использованы материалы The New York Times, Gay.ru, Finmarket.ru

Автор: Софа Хадашот

Комментарии
Loading...