Мама, я больше не буду, обещаю!

0 158

"Он до такой степени любит свою маму, у которой и так жизнь не сложилась, что после того, как она слезно попросила его никогда больше не заниматься "этой гадостью" (анальным сексом) и прекратить всякие контакты со мной, он согласился", – делился приятель историей своих непростых взаимоотношений с молодым человеком.

Этот молодой человек действительно больше всего на свете боялся расстроить маму: позже необходимого прийти домой, выпить бутылку пива, не провести с любимой родительницей выходной. А когда дело еще и до ориентации дошло, когда парень начал разбираться в себе и потихоньку понимать причины затяжных депрессий, тревог и периодических пьяных выходок, он попробовал сопротивляться, надеясь по наивности, что его поймут и простят. И может быть даже немного порадуются тому, что сыну стало лучше.

Итак, всеми своими переживаниями он поделился с любимой мамой. И та объявила сыну войну. Холодную: со слезами, валерьянкой, пререканиями, молчаливыми забастовками и прочими прелестными штучками, которые так любят применять некоторые родители в качестве методов воспитания. Тогда мальчишка попытался достучаться до маминого рассудка. На интимном уровне, обняв маму и уткнувшись ей в плечо, он рассказывал ей, что ему нравятся мужчины, и что в связи с этим открытием ему нужна родительская поддержка. На эмоциональном, когда он хлопал дверью и пытался устраивать скандалы. Ни-фи-га! Мама не одобрила. 

В конечном итоге, после почти полугодовых попыток восстановить гармонию с собой и с родительницей, парень решил отказаться от отношений с бойфрендом. И от своей ориентации тоже. Не захотел расстраивать нежно обожаемую маман, которая нечеловечески страдала из-за того, что ее сын в попу сношается. Ведь ей так хотелось, чтобы сношался он исключительно вагинально и обзавелся женой с детишками!

Знаете, мне давно хотелось рассказать эту историю. К воплощению задуманного подтолкнула новость о том, что через четыре месяца после расставания с бойфрендом этот любящий маму индивидуум подхватил отменный нервный срыв. Теперь лежит дома и пьет какую-то дрянь, пытаясь привести рассудок в состояние брокколи, чтобы окончательно не свихнуться. Не знаю, счастлива ли его мама? Но почему-то очень сомневаюсь, что в ней зародился хотя бы намек на мысль о том, что она и только она – главная виновница плачевного состояния своего отпрыска. 

А отпрыск, оказывается, от всего, к чему принудил себя из любви к маме, еще до срыва сильно страдал. Присылал бывшему бойфренду смс-ки о том, как ему больно и страшно. Правда, не брал трубку, когда до него пытались дозвониться с ответными речами – наверное, маму не хотел расстраивать.

Мама же свято уверена, что уберегла сыночка от позора и от педерастии спасла. И мне почему-то кажется, что если бы ей предоставили возможность сознательного выбора: здоровый сын, но гей, или человек с хроническими ментальными проблемами, но гетеро, она бы выбрала второе. Ибо мамы – они такие! Они ведь лучше знают, чего их чадам нужно. Они их для того и рожали, чтобы чада до гробовой доски оставались в их собственности. 

Знаю я историю о том, как одного парня-гея мать под замком держала и психиатра к нему водила. Или о том, как мать очень храброго по сравнению с вышеописанным персонажем паренька, не сдавшегося даже после череды "сердечных приступов" родительницы, довела его до суицида. 

Есть в моей копилке и рассказы о "послушных мальчиках". К примеру, о тридцатилетнем сыне одной маминой подруги, который в контекст предыдущих сюжетов вроде бы совсем не вписывается, потому что натурал. Зато его пример – хорошее доказательство того, во что выливается порой всеобъемлющая материнская любовь.

Итак, здоровый, статный парень, работает в первую смену, в академическом ансамбле (этого очень хотела мама) и практически все свободные вечера проводит дома. Девушки нет. Были, конечно, попытки, но мама безжалостно со всеми кандидатками расправилась. Приятели, вроде, имеются, но тусоваться в его компании не очень любят. Потому что если вдруг он с ними погулять выходит, мать начинает всем по очереди наяривать, интересуясь, как там у сыночки дела. Ибо сам сыночка трубку не берет – перед друзьями стыдно. 

О своей истории посткамин-аута перед мамой я однажды уже писал. На то, чтобы отвоевать право на свободу, я тогда потратил немало сил и, не без потерь конечно, своего добился. На определенном возрастном этапе – если мы хотим адекватно развиваться как личности – родителей нужно ставить на место. Особенно мам. Они ведь ой как непросто осознают, что опека и забота, которые нужны были сыну в десять, в двадцать ему только мешают. А еще очень многие матери не понимают, что дети – не собственность, и их судьбы (о ужас!) будут складываться совсем не так, как они для себя запланировали. После определенного возраста материнская сверхлюбовь регрессивна и опасна.

Важно это понимать и самим детям. Многие геи испытывают огромный дискомфорт и даже боль, когда выстраивают отношения с родителями после камин-аута. И вместо того, чтобы отстоять свою позицию, право на собственную жизнь, ведутся на манипуляции и идут на поводу у маминых слез, делая несчастными и себя, и родителей, которые, как ни крути, однажды все-таки осознают, что дитя стало глубоко и безвозвратно несчастным.

Так что не бойтесь, если надо отправить любимую родительницу за пределы своего личного пространства, и дверью хлопнуть, уходя в СВОЁ счастливое будущее. 

Автор: Ларсон Собески

Комментарии
Loading...