Парфюмер Богдан Зубченко: Я давно хотел сделать что-то для гей-сообщества

0 976

Не так давно посетителей столичных клубов "тряхнуло" мощной волной: состоялся конкурс красоты среди парней "Mr. IDOL". Аналогов в Украине формат не имеет, так что мероприятие вполне ожидаемо привлекло к себе немало внимания. 

Организаторы события проделали огромную работу, начиная с первого конкурсного дня в клубе "Lift" и заканчивая уютной pre-party, организованной "Queer Home Киев", а также торжественным объявлением победителя в клубе "Pomada". В состав жюри вошли известная телеведущая Светлана Вольнова, певица Натаника, стилист и дизайнер Руслан Захарченко, травести-дива Dana National, исполнительный директор "Гей-альянса Украина" Тарас Карасийчук и парфюмер Богдан Зубченко. С последним мы и решили пообщаться, дабы узнать обо всех тонкостях проведения конкурса. Мастер парфюмов поделился своим мнением о победителе, впечатлениями о событии, а также поведал об особенностях мира ароматов.

Богдан, опиши свои впечатления о конкурсе в двух словах.

Хочу поддержать всех ребят! На мой взгляд, все было сделано хорошо, так, как и задумывалось изначально. Задачей конкурса было показать обычных парней – не "качков", не глянцевых моделей. Это хороший подход, и в этом есть некая смелость. Речь, разумеется, не о подвиге, но, тем не менее, нужно обладать храбростью, чтобы выйти на сцену и о себе заявить. Безусловно, конкурс нужно продолжать, ведь красивых парней у нас много, и они достаточно талантливые люди. Я вижу большие перспективы. Чем больше гей-сообщество будет создавать вокруг себя эстетики и позитива, чем большую роль оно будет играть в обществе, тем больше это будет похоже на цивилизованный мир.

Мне понравилось, что конкурс проходил в двух клубах. Это очень разные клубы. "Лифту" присущ фабричный стиль и европейский формат. Он, скажем так, более причесан – это прежде всего пространство для знакомств и танца. А "Помада" словно "группируется" вокруг сцены и зеркального зала. Там более уютная обстановка и есть места, располагающие к беседе. 

Предположим, что существует некий собирательный образ "украинский парень". Какой он, по-твоему? Чего ему не хватает?

Ответить на этот вопрос невозможно. В Украине живет множество разных людей, и конкурс это, кстати, продемонстрировал. Каждый раз собирательный образ будет другой. Чего не хватает? Ну, недостаток, который я назову, присущ не только геям, просто в среде геев это можно острее прочувствовать. Не хватает, как правило, яркой уверенной жизненной позиции. Я прекрасно понимаю – людям хочется счастливой жизни, этакого тихого мещанского счастья. Все хотят иметь хороший доход, наслаждаться любовью и путешествиями – все как обычно. Но мы сейчас в такой ситуации, в такой точке, когда нужно шевелиться, быть активнее. Мы все вместе выбираем свой путь. И если мы решим-таки двигаться в направлении Европы, то разумно, совершая выбор, делать это ярче, чтобы поступок имел какое-то социально эхо. Если вернуться к правам геев, то у нас перед глазами пример США. Да, пусть это не идеальная формула для нашего времени, но, тем ни менее, колхоз "Тихе життя" надо оставить позади.

Многие отметили, что о конкурсе говорили не только в кругах ЛГБТ. Как ты думаешь, с чем это связано? 

Скажем, тема травести более клубная и рассчитана на соответствующий сегмент публики. А здесь выбирали парня! Возможно, кто-то чувствует угрозу, боится – я говорю о гомофобах, – а кому-то просто интересно. И в этом есть смысл: когда люди понимают, что гей – это такой же человек здесь, рядом, сидит за кассой, за рулем такси, работает врачом или экономист в банке – то начинают открывать глаза, понимать, что это тоже часть их жизни. 

И тем ни менее, сейчас мы столкнулись с новой волной гомофобии. Не выглядел ли конкурс вызовом на фоне этих тревожных событий?

Действительно, новая и очень странная для меня волна… Возможно, это и был вызов. И хорошо, если так. Мне кажется, что в ситуации, когда в стране всё так сильно меняется, ЛГБТ-сообщество должно сказать и своё слово. Разумеется, провоцировать не стоит. Надо всё с умом делать. Конечно, это не то, чем надо обязательно заниматься – война же идет. Я, приходя в бутик, периодически задаю себе вопрос: чем я занимаюсь? Духи создаю. Я – парфюмер. Это моя работа. Тоже, казалось бы, ненужная вещь. По крайней мере, не первой необходимости. С другой стороны, это элемент культуры. Безусловно, весомее будет, если ЛГБТ-сообщество примет активное участие в социальных программах: помощи детям, АТО – и будет видно, что это часть нашего народа, притом немалая часть. Конечно же, это важнее!

Есть ли у тебя какие-то определенные ассоциации с собирательным образом "украинский парень"?

Создав этот аромат [приуроченный специально к конкурсу – туалетную воду Mr. Idol], я выразил своё мнение. Как по мне, парень должен оставаться парнем. Мне нравится, когда парню присуща маскулинность. Потому и аромат я построил на сочетании дерева, пряных нот, и главное – металла и кожи. Это – основной аккорд. Он хорошо коррелирует со сложившейся ситуацией. На заднем плане – Майдан, дым, шины, смелость. Любители гламура и сладости будут разочарованы. Аромат создавался не для слащавого мальчика, а для настоящего парня.

С каким запахом ассоциируется среднестатистический украинский "персонаж"? Очень просто! Достаточно взглянуть на то, что покупают. Обычно речь идет о спортивных "свежачках". Что ж, к парфюмерной культуре, как и к любой другой – музыкальной или же визуальной – приходят постепенно. На какие фильмы чаще всего ходят люди? На авторском кино не сидит две тысячи человек на каждом сеансе. Так что, если рассматривать обывателя, то лучше всего раскупают спортивные свежие ароматы. Ну, например, одна из вершин успеха – Bleu de Chanel – типа дорого-богато, престижная марка, и в то же время всё качественно и понятно, ибо сочетает спортивность и классичную элегантность. Но ни одного парфюмера этот аромат не удивил. Тем не менее, он прекрасно продается. Это вообще можно назвать рефератом на тему всех успешных мужских ароматов за последнюю декаду. И парфюмер, который создал Bleu de Chanel, прекрасно знал, что делает – он "попал" в массу. Парфюмерия, которой занимаемся мы, совсем иная. 

Все ждут продолжения "Мистера Идола". Если ты выступишь в следующем году в качестве партнера конкурса, аромат будет тот же?

Название оставим прежнее, но концепцию нового аромата я уже придумал. Он тоже будет мужественным, но – другим. Думаю, за год многое изменится. Вообще, всё зависит от того, каким будет следующий конкурс. На мой взгляд, делать из года в год один и тот же аромат не имеет смысла. А вот удивлять ежегодно новой композицией, но с тем же названием, – вот что действительно интересно. Времена меняются – соответственно, и парни разные. Из года в год эту серию можно развивать, а потом, глядишь, и музей ароматов появится… 

Кто кроме тебя работал над созданием аромата  Mr. Idol?

Три партнера: мой бренд BZ Parfums, Алексей Обертинский – дизайн, а также бутик "Le Flacon", в котором мы сейчас общаемся, и от которого все финалисты получили в подарок  клубные карты. Что касается самого процесса создания, то в лабораторию я никого не пускаю. Это закрытая территория. Разумеется, мы обсуждали идею с Костей Гнатенко. Проговорили общие черты. Он дал мне возможность свободно "двигаться": решил, что я могу предложить что-нибудь оригинальное. Я не хотел делать то, что уже модно на рынке, ведь это было бы слишком просто. Я мог бы подойти к решению вопроса с гораздо меньшими затратами – и моральными, и финансовыми, – если бы просто взял некий массовый тренд, представленный в крупных сетевых магазинах, и сделал композицию в этом ключе. Но мне это неинтересно. Я достаточно долго поработал над формулой – по сути, месяц кропотливой работы. Создавая каждый раз новый проект, BZ Parfums ставит себе высокую планку и порою подтягивает кого-то за собой. Ведь BZ Parfums – это нишевая торговая марка, не массовый бренд. А всем не угодишь, да это и не нужно. Я полагаю, аромат закладывает некую высоту, чтобы понять и подумать – почему он таков? Что касается качества аромата, то в нем я уверен. Он практичен, протестирован, я его многим показывал, он нравится. И считаю, что цель достигнута. Баланс компонентов в аромате таков, что металлические ноты пронизывают задымленный сигаретами воздух и освежают его. А вот многосоставной мускусный аккорд – очень стойкий, порой обманчиво незаметный, создаёт ту самую притягательную ауру. Вот вам и клубный аромат! На это он и рассчитан.

Какие у тебя были внутренние ощущения, когда создавал новый парфюм? 

Во-первых, я давно хотел сделать что-то такое для гей-сообщества. На коробке написано, что парфюм создан специально для геев. Другого такого аромата не существует. Мне кажется, это довольно смелый жест. Я хотел, чтобы такая же смелость была и у всех, кто участвует в конкурсе. Во-вторых, хотелось сделать что-то мужественное, но в то же время достаточно универсальное. Кстати, за счет амброво-мускусной базы аромат интересно раскрывается даже на второй день.

Аромат будет представлен  в продаже?

Пока нет. Мы даже об этом не думали. Вот один флакон стоит (показывает на витрину) в качестве последнего экземпляра. Mr. Idol – это limited edition. У ребят, которые получили аромат в подарок, уникальные экземпляры. Может, когда-нибудь за них на аукционе будут давать большие деньги, кто знает? (Смеется).

А как тебе победитель?

Хороший выбор. Но мне не хватает в нём артистизма. Если рассмотреть всех участников, то некоторые казались чересчур взвинченными, другие слишком заигрывали с публикой. В Антоне же словно раскрылась другая сторона медали. В любом случае, когда ты выходишь на сцену, нужно работать с публикой. У меня сложилось впечатление, что он был немного сам по себе. И все-таки, повторюсь: выбор хороший. У Антона замечательные рост, пропорции, лицо. Он мужественный, немного отрешённый. Такой образ тоже может быть. Почему нет? На мой взгляд, любой конкурс – это всегда маркетинговый расчёт. Если мы входим в систему европейских конкурсов, то это работа по более отлаженной схеме. Значит, нужно присмотреться ко вкусам европейцев, чтобы наши ребята гармонично взаимодействовали и, конечно, побеждали.

С каким ароматом можно сравнить победителя?

Он подходит под созданный мною аромат, потому что он маскулинный. И ещё в Антоне есть нота самовлюбленности, как у парня, которого мы изобразили на упаковке – там та же подача парня "самого в себе". Мы с Алексеем Обертинским долго выбирали рисунок для футляра. И не случайно взяли работу Tom of Finland (Тоуко Лааксонен – финский художник – прим. авт.). На рынке уже существует аромат, называющийся "Tom". Но мы не рассматривали это как плагиат, а хотели, чтобы в дизайне присутствовал узнаваемый момент, что-то культовое, знаковое. Какой бы аромат я мог посоветовать лично Антону? Навскидку, возможно, что-то из Mark Buxton: очень ноские и привлекательные ароматы с древесными, пряными, зелёными и мускусными тонами. Довольно мягкие, нов них есть сила и чувственность. Впрочем, аромат подбирают не по внешности, а по тому, как он будет раскрываться на коже. Это всегда индивидуально. 

Вначале прошел конкурс "Miss Diva 2014", следом – "Mr. Idol". Многие заметили, что в последнем конкурсе было много травести-элемента. Уместно ли это было? 

Мне трудно об этом судить, поскольку я не клубный человек. Клубный отдых и клубная жизнь не являются частью моего стиля. Конечно, я посещаю клубы, но редко. Поэтому не могу сказать, норма ли это для гей-клуба. Насколько мне известно, это некий клубный стандарт, причём, международный. Но если отталкиваться от того, о чем конкретно ты спрашиваешь, то такое впечатление могло сложиться потому, что мероприятие проходило в двух разных клубах, в которых есть сложившаяся группа артистов, – и каждый их них выступил со своим номером. В следующий раз можно будет построить программу и режиссуру иначе. Я в прошлом режиссер и считаю, что шоу есть куда развивать, раздвигать его границы, вводить туда номера, держать интригу. Тут вопрос в развитии, всё улучшится очень быстро. Мы видели удачный пробный шар, и уже со следующего раза  конкурс может стать на голову выше. Это и стимул для будущих участников.

Над чем ты сейчас работаешь и каковы твои творческие планы?

Планы – делать ароматы, проводить мастер-классы. У меня сейчас несколько парфюмов в работе. На самом финальном этапе индивидуальный аромат. Он создан как серия – сразу три аромата: основной образ один, но формулы три разные, три разные концентрации и нюансы раскрытия. Параллельно идёт процесс создания новых парфюмов для бутиковой серии. Работаю над кожаным ароматом для своей линии. Восстанавливаю старые ароматы, которые распроданы и понравились публике. Ведём переговоры с европейскими бутиками, чтобы представить нашу торговую марку. Готовим новые проекты-коллаборации с дизайнерами, создаём арт-проекты.

Как происходит создание индивидуального аромата?

Сначала я общаюсь с человеком. Желательно, чтобы у него было время хотя бы для пары встреч. Надо определиться с задачей. Мне нужно понять, зачем человеку аромат. В чем причина того, что во всех ароматах, в столь большом их количестве представленных во множестве магазинов, он не нашел того, что его удовлетворило бы? Нужно понять, что именно он ищет, для чего это нужно? Аромат должен быть отражением личности. Бывает, что человеку на самом деле нужно несколько ароматов, а он пытается найти тот, в котором сошлись бы все желания. Или, например, человек хочет парфюм не такой как у всех, или нужен идеальный деловой аромат. Когда мы в этих вопросах определяемся – это уже первая беседа. Иногда я могу поинтересоваться: как человек любит отдыхать, какой цвет он любит, какую еду? Это даже порой не звучит как вопросы "по сути". Когда мне ясны предпочтения клиента (порой это могут быть музыкальные вкусы, или же литературные, в области визуальных искусств), мы начинаем тестирование ароматов. Во время арома-дегустации тестируем как готовые композиции, представленные в бутике, так и отдельные ингредиенты. Также я должен выяснить, есть ли у человека аллергия – это очень важно. Далее, я создаю аккорды и показываю эти наброски, чтобы понять – верно ли избранное направление? Иногда меня просят этого не делать.  Бывает, что клиент уже при первом разговоре начинает мне доверять и говорит, что готов принять то, что я создам. Некоторым заказчикам такая интрига бывает даже интересной. Они ждут, для них это увлекательный процесс и тайна. Естественно, если человеку что-то не нравится, то я всегда готов переделать, но такого еще не случалось. (Улыбается). В среднем, процесс создания аромата занимает от одного до трёх месяцев. А когда произошло утверждение – создается окончательная формула, которая доводится по всем законам и правилам. Должна произойти диффузия – аромат выстаивается, округляется, фильтруется, упаковывается и отдается заказчику. Упаковка может быть фирменной или сделанной индивидуально.

Случалось ли тебе понимать, что аромат человеку не подходит?

Такое бывает, и нужно понять причину. Возможно, человек не придал значения важности выбора аромата, а может, он недостаточно осведомлён. Аромат – элемент гораздо более личный, чем все остальные элементы образа. Он больше связан с подсознанием, чем гардероб: аромат более абстрактен. Ту или иную одежду иногда носят, потому что того требует дресс-код или какие-то иные условия. Если человек интуитивно выбрал определенный аромат, значит, он хочет именно этот парфюм – он ему нравится, человек испытывает комфорт. Это знак для парфюмера. Парфюмерный аромат – продолжение запаха человека, и всегда учитывается раскрытие композиции на коже клиента. У меня есть интересная дополнительная услуга – ноу-хау BZ Parfums – составление ольфакторной карты. Похоже на прием у врача. Длится процесс не менее полутора-двух часов. Ольфакторная карта позволяет составить полноценный парфюмерный гардероб: этот аромат для фитнеса, этот – для делового общения, а этот – для вечернего свидания. По сути, речь идет о работе парфюмерного стилиста. Кстати, составление ольфакторной карты может быть первым этапом в создании индивидуального аромата.

Можно ли говорить о существовании рынка украинской парфюмерии – авторской и массового производства?

Начнем с того, что массовая парфюмерия тоже имеет градацию: люкс, мастиж, масс-маркет. Это связано с качеством и целевой аудиторией. Качественной массовой украинской парфюмерии пока что не существует. Но это, уверен, изменится. Что же касается авторского, нишевого сегмента, то у нас всего два-три парфюмера, которые его постепенно формируют, прикладывают усилия для развития украинского парфюмерного рынка. Занимаюсь этим уже20 лет, но лишь несколько лет назад я понял, что наш рынок уже готов воспринимать отечественный бренд. И тогда я вышел за пределы мастерской и индивидуальных заказов, впервые представив украинскую бутиковую линию ароматов. 

В каком состоянии, на твой взгляд, сейчас перебывает украинское ЛГБТ-сообщество?

Я смотрю на это немного со стороны, поскольку погружён в свою работу. Я против расизма в разных его проявлениях, даже в самых малых. Желаю сплочённости, сил и успеха тем, кто посвящает свою жизнь борьбе за права человека!

Автор: Юрий Ярема

Комментарии
Loading...