Что-то пошло не так: как облажался Святой престол

0 264

Накануне очередного Синода, стартовавшего в Ватикане, Святой престол сильно облажался, зарекомендовав себя самым неприглядным образом в глазах либералов. И Бог с ними, с теми либералами, которые не являются католиками, считаются агностиками или атеистами — у них с церковными институциями отношения в принципе непростые. Беда ведь как раз в том, что именно взгляды верующих католиков в последние годы стремительно либерализируются, пока Ватикан отчаянно пытается тянуть одеяло на себя, всеми силами стараясь сделать хорошую мину при плохой игре. Вроде, и геев теперь в открытую судить как-то не комильфо, раз сам Папа об этом исторически сказал, а с другой воз и ныне там.

Очередной серьезный удар по репутации Святого престола (в глазах либералов, естественно) был нанесен в самый неподходящий момент и сразу с нескольких сторон. Во-первых, пресловутая Ким Дэвис — та самая четырехкратно замужняя праведница, которая нарушила закон, отказавшись выдавать однополым парам брачные лицензии, и на пару дней отправленная за это на нары. Папу во время визита в Америку угораздило с ней встретиться, похвалить за смелость и напутствовать для дальнейших подвигов. После этого многие окончательно разочаровались в своих фантазиях о прогрессивном понтифике, а Ватикану пришлось неловко оправдываться пресс-релизом, где было сказано, что Франциск понятия не имел «о деталях дела». Самое интересное, что баталия продолжается до сих пор, ибо в ответ Ким Дэвис наехала на Ватикан, но об этом мы поговорим чуть позже.

Потом как черт из табакерки (да простится мне такое сравнение в разговоре о святейшей церкви, это просто фигура речи) выскочил польский монсеньер Кшиштоф Харамса, который совершил камин-аут, предъявил общественности бойфренда и раскритиковал церковь за гомофобию. Для меня наиболее показательным в последующей истории с его увольнением стало именно то, что Ватикан Харамсе откровенно попенял: мол, как не вовремя! Какой безответственный поступок! Ведь (цитата) «подобные действия привлекут к проблеме излишнее внимание прессы и могут подвергнуть Синод необоснованной критике». Могу себе представить, как недоволен был Ватикан тем, что свой выход из шкафа монсеньер приурочил именно к этому моменту (и наверняка намеренно) — мог же немного подождать, пока съезд не закончится, и сделать все «без шума-без пыли». По крайней мере, без такого шума.

Общественность на откровения Кшиштофа Харамсы отреагировала по-разному. Некоторые так и вообще скривили носы, мол, служил-служил гомофобной фирме, и только сейчас до него дошло, что она гомофобная? Я понимаю логику этих рассуждений, однако не разделяю их. Ведь юношеский максимализм потому и называется юношеским, что свойственен молодым и горячим. В то время как человек, который, в отличие от тинейджеров, обладает определенным жизненным опытом, должен понимать, что окружающая нас действительность совсем не черно-белая. Да, это банально, но в ней существует слишком большое количество оттенков, чтобы рубить с плеча.

Читайте также: Католического священника отлучили от церкви за поддержку гей-браков

Сегодня Кшиштофу Харамсе 43 года, так что служить он начал явно не вчера. Не нам рассуждать о том, что происходило в его голове лет 20 тому, когда (по хронологии) он отправился в семинарию. И понимал ли он вообще в те годы свою гомосексуальность? Не всем, знаете ли, выпадает удача самоидентифицироваться в четырнадцать, многие вынуждены проходить долгий путь, прежде чем сделать окончательные выводы и совершить камин-аут в первую очередь перед самим собой. И путь этот лишь усложняется, если твой разум полон противоречий, если в юности ты беззаветно веришь в то, что диктуют церковные каноны, искренне желая посвятить им свою жизнь, и лишь потом начинаешь понимать, что «что-то пошло не так». Анализировать и делать выводы. Подобный процесс не происходит за день и даже за год, а каждый человек — вне зависимости от того, кто он и чем занят, совершает камин-аут в правильное для себя время. Именно это и сделал Кшиштоф Харамса. Кроме того, давайте вспомним недавнюю историю с аутингом теперь уже бывшего священника РПЦ из Самары, который некогда столь же искренне надеялся посвятить себя Господу и лишь потом понял, что контора, которая его для этого наняла, с Господом имеет мало общего.

Кстати, по поводу определения «наняла» — его я употребила намеренно, ибо в заявлении Ватикана, который не преминул сообщить, что монсеньер лишается должности в Конгрегации не из-за своего признания, а из-за того, что «внезапно» завершился срок его полномочий (ха-ха три раза), — содержалось слово «уволен». Этакое до боли знакомое, из терминологии отдела кадров, что лишний раз доказывает: католическая церковь — такая же фирма (компания, корпорация), как и любые другие конторы больших или меньших размеров, принимающие на работу, заключающие с сотрудниками трудовые договоры и увольняющие их в случае нарушения таковых. Именно это и произошло: Харамса нарушил трудовое соглашение, да еще и в самый неподобающий момент, и его моментально попросили. С соответствующей пометкой в «трудовой книжке».

Отдельно порадовали комментаторы, которые грудью встали на защиту принципов Святого престола, сообщив, что католики-священнослужители по умолчанию должны блюсти целибат, поэтому тот факт, что Харамса заявил о наличии бойфренда, сам по себе является нарушением, за которое он достоин всяческого порицания. Так что дискриминация ЛГБТ в составе дела отсутствует. Да, конечно. Номинально. Но правоту этого суждения мне докажут лишь после того, как аналогичную показательную порку Ватикан устроит всем своим «целибатникам», неоднократно замеченным в связях с женщинами. О спущенном на тормоза скандале со священниками, домогавшимися несовершеннолетних, которые благополучно продолжают проповедовать, я даже вспоминать не буду. В общем, довольно типичная для постсоветских территорий картина восприятия реальности: вместо того, чтобы попытаться осягнуть масштаб события в историческом контексте, забросаем монсеньера тапками с воплями «самвиновата».

Теперь давайте вернемся к тетеньке Ким Дэвис. Краткий пересказ истории для тех, кто пропустил начало этого сериала. Когда Папа был в Америке, он провел аудиенцию. Дэвис с супругом (судя по всему, тем самым, четвертым по счету) на нее попала, получила от Франциска благословение и четки на память, которыми стала размахивать перед прессой, рассказывая, что сам понтифик ее поддержал.

Франциск лично подлил масла в огонь, сообщив журналистам, что «отказ по соображениям совести является неотъемлемым правом человека, даже если он является государственным чиновником». Иными словами, поддержал мысль о том, что чиновник имеет право нарушать закон, если, по его мнению, закон вступает в конфликт с его религиозными убеждениями. Из чего можно сделать далеко идущие выводы. К примеру, еще лет 50 тому назад идеологические умельцы от религии вбивали в головы верующим, что Библия оправдывает расовую сегрегацию, и у многих данное утверждение не вызывало никаких сомнений. Поэтому запрет межрасовых браков, да и — чего уж там! — деятельность Ку-клукс-клана, исходя из этой логики, можно было бы оправдать религиозными убеждениями. Вместе со всеми судами Линча.

Ватикан после встречи Папы с Ким Дэвис несколько дней молчал, а потом выпустил очередной пресс-релиз, в котором утверждалось, что Франциск понятия не имел, кто она такая. Если вы думаете, что на этом кино закончилось, вы глубоко ошибаетесь: запасайтесь попкорном, потому что продолжаться шоу будет еще долго. Узнав об оправданиях папской канцелярии, Ким Дэвис открыла рот на Ватикан, обвинив его во вранье. Юристы, представляющие ее интересы, так и сообщили (дословно): Святой престол распространяет ложные сведения, «преуменьшая значение встречи мисс Дэвис с Папой».

«Встреча с Ким Дэвис была инициирована самим Ватиканом, она произошла в посольстве Ватикана в Вашингтоне в четверг, 24 сентября, — говорится в заявлении юрисконсульта компании, блюдущей интересы „узницы религиозной совести“. — Это была частная встреча, на которой не присутствовали другие представители общественности. Агентство Рейтерс ошибочно сообщило, что Дэвис находилась в списке людей, с которыми Папа встретился в посольстве Ватикана. Данное заявление Рейтерс, в котором оно ссылалось на „высокопоставленного чиновника из Ватикана“, отказавшегося обнародовать свое имя, является ложным. Не было никакого списка. Если бы Ким Дэвис находилась в списке людей, мы не смогли бы держать информацию о встрече в тайне. Лицо Ким легко узнаваемо. Когда мы проходим через аэропорты огромных размеров, такие как „ЛаГвардия“ или „Филадельфия“, люди узнают ее и выражают поддержку. Это была частная встреча, на которой не было других людей, кроме Ким Дэвис, Папы и нескольких представителей Ватикана».

В ответ на это из Ватикана тут же просочились сведения о том, что Святой престол намерен уволить (да-да, снова уволить) архиепископа, который выступил инициатором аудиенции для Ким Дэвис. Тем самым косвенно подтверждая правоту заявления юристов этой набожной мадам. Речь идет о монсеньере Карло Мария Вигано, который, как ожидается, понесет за это наказание и, согласно информации New York Times, «вероятно, будет под респектабельным предлогом упразднен с занимаемой должности при первой же возможности».

Папа — глава государства и огромной транснациональной корпорации, который должен доверять своим приближенным и полагаться на систему. Системе же, в свою очередь, шефа подставлять нельзя, а именно это и произошло.

Обозреватели по-прежнему гадают, действительно ли Франциска подставили, или он был в курсе о том, кто такая мама Ким. Но в данной ситуации это уже не первостепенно: главное — в том, что буря поднялась нешуточная и для католической церкви очень некрасивая. А тут еще и Кшиштоф Харамса со своим камин-аутом… И все это, напомню, накануне Синода.

ЛГБТ-католики из более чем 31 страны мира приурочили к началу ватиканского съезда собственную акцию. Она стартовала после того, как Франциск в очередной раз заявил: брак — это только между мужчиной и женщиной, а однополые браки — не более чем «временное увлечение». Объявляя о начале Синода, лидер католической церкви не забыл уделить пристальное внимание этому вопросу, призвав вверенный ему институт усилить сопротивление борьбе за равенство брака.

«Это — мечта Божья для Его любимого творения: видеть любовный Союз между мужчиной и женщиной и радоваться выбранному ими общему пути и их взаимному самопожертвованию», — сообщил Папа от лица своего непосредственного начальства. Он также настоял на том, что церковь «не может подпадать под влияние мимолетных причуд или народного мнения». При этом, следуя веяниям современности, он призвал не шибко порицать представителей ЛГБТ в смысле снисходительного отношения к грешникам, потому что «церковь является матерью, которая не должна указывать перстом, осуждая детей своих». Напротив, она должна «искать детей заблудших, принимать их в лоно свое и сопровождать их, ибо церковь, закрывающая двери, предает миссию свою — вместо того, чтобы служить связующим мостом и оплотом».

Читайте также: Украинские активисты передали письмо Кристофу Шёнборну — кардиналу, лояльному к ЛГБТ

Услышав это пламенное воззвание, ЛГБТ-католики запустили кампанию под эгидой Global Network of Rainbow Catholics (GNRC — Глобальная сеть радужных католиков). Для того, чтобы объявить о ее начале, они собрались в Риме и создали свой руководящий комитет, в который вошли представители Африки, Азии, Европы, Латинской Америки, Северной Америки и Океании. И первым делом написали открытое письмо епископам, принимающим участие в Синоде.

«Мы, группа лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров-католиков вместе с любящими нас семьями и друзьями провели последние несколько дней неподалеку от вас, в Риме, — говорится в письме. — Мы приехали из более чем тридцати стран мира. В последние годы нам было нелегко, поскольку многие в нашей церкви считают, что служат Господу для того, чтобы ненавидеть нас. А некоторые полагают так и до сих пор, особенно иерархи. Но мы сохранили свою веру в гонениях».

Анализировать сказанное в письме не берусь, поскольку себя отношу к числу агностиков и в дела ЛГБТ-верующих, особенно последователей гомофобных конфессий, стараюсь не вмешиваться. Именно потому, что мир не черно-белый, и о некоторых вещах, даже тех, которых я не понимаю, выносить однозначных суждений не имею права.

Официальная Католическая доктрина утверждает, что гомосексуальность — это «внутренне расстройство». Впрочем, прогрессивные теологи — а такие в католической церкви тоже есть — все чаще соглашаются с тем, что это врожденная особенность. Тем самым признавая, что гомосексуальность — не расстройство, а иная «материя», гораздо более тонкая, поэтому и обходиться с ней следует куда более деликатно.

Читайте также: Католический епископ из Мексики: «Больны не геи, а гомофобы»

Несмотря на свое некогда всколыхнувшее мир заявление на тему «кто я такой, чтобы судить геев», в целом Папа Франциск продолжает поддерживать гомофобную и трансфобную политику своего предшественника, иногда предпринимая попытки смягчить ситуацию в сторону гей-френдли. Что, с определенной точки зрения, может считаться значительным прогрессом — учитывая черепашьи темпы, которыми церковь движется в направлении вынужденной либерализации. Впрочем, попытки эти потерпели крах в ходе предыдущего Синода, хотя дискуссия по вопросу продолжается. Попкорна понадобится много.

Автор: Софа Хадашот

Комментарии
Loading...