Почему мужчины убивают транс-женщин?

0 814

Об этом рассуждает апологет гендерной теории Джудит Батлер

В эксклюзивном интервью сайту Вroadly философ и авторка книги «Гендерные волнения» рассуждает о причинах возросшего уровня насилия в отношении транссексуальных женщин в Америке.

В 2015 году в США стало известно об убийстве 23 трансгендерных женщин: количество жертв возросло почти в два раза по сравнению с 12-ю убитыми в 2014 году. Пытаясь разобраться в причинах этой ужасающей ситуации сайт Вroadly взял интервью у Джудит Батлер, квир-теоретика и авторки книги «Проблемы полов: феминизм и нарушение самосознания».

Батлер считает, что причины происходящего следует искать, рассматривая не только «голые» детали убийства, т. е. то, что лежит на поверхности. Ее точка зрения иллюстрирует реальную причину насилия в отношении трансгендерных женщин и критическую важность межсекторального подхода к проблеме освобождения транссексуальных людей в целом.

Одним из наиболее тревожащих аспектов этих преступлений, на который часто смотрят сквозь пальцы, является гендер убийцы. По мнению Батлер, причину насилия следует искать именно в этом: убийцами транс-женщин в подавляющем большинстве случаев становились мужчины, которым подобные акты насилия были необходимы для удовлетворения некоего «культурного стандарта мужской силы и маскулинности». Батлер настаивает, что вопросы гендера не могут рассматриваться в отрыве от других реалий жизни жертв.

91 процент убитых трансгендерных женщин, о которых стало известно полиции, были представительницами «цветных» этнических групп, крайне небогатыми, зарабатывающими на жизнь в секс-индустрии. Правоохранительные органы далеко не всегда классифицируют случившееся как преступления из ненависти, и это, по мнению Батлер, является проявлением абсолютной близорукости.

Экспертка приходит к выводу, что полиция не в состоянии признать тот факт, что социальный контекст, в котором рассматривались эти женщины при жизни и после смерти, неотделим от их идентичности — гендерной и расовой.

Читайте также: В США назвали «национальным кризисом» рост количества убийств трансгендерных людей (ФОТО)

2015 год можно назвать годом противоречий для трансгендерного сообщества. С одной стороны, никогда ранее оно не было столь видимым (вспомним о Кейтлин Дженнер, сериале «Transparent» и т. д.). С другой, насилие в отношении трансгендерных людей возросло в два раза по сравнению с 2014-м.

— Можно ли говорить об этом с точки зрения «двойной истины», и как эти факторы могут быть взаимосвязаны между собой?

Джудит Батлер: Это правда: мы стали свидетелями повышенного внимания масс-медиа к проблемам трансгендеров, но мы видим и обратную реакцию. Вполне вероятно, что пролиферирующие признаки большего принятия трансгендеров в обществе распаляют трансфобов, поэтому в настоящее время наблюдается нечто вроде войны между стремлением к принятию трансгендеров и консолидацией тех, кто стремится к насильственной изоляции или унижению транс-людей.

При этом мне кажется, что мы также должны принимать к сведению существование определенных пределов внимания со стороны медиа. К примеру, мы видели, как избрание первого темнокожего президента США совпало с ухудшением экономической ситуации для черных, поэтому внимания СМИ вряд ли хватит на то, чтобы обеспечить настоящее равенство. Положение цветных трансгендерных людей в результате стало более нестабильным.

В прессе это всегда может рассматриваться как некий объект общественного «умиления», визуализации транс-жизни, того, что люди хотят потреблять именно через визуальное восприятие. Но в то же время правовая и экономическая ситуация для трансгендеров продолжает оставаться плохой или даже ухудшается. У внимания к кросс-дрессерам, драг-королевам и трансгендерам долгая история, в течение многих лет они рассматривались именно как некие визуальные символы, но публика часто хочет, чтобы они оставались именно символами — на сцене, в кино, где-то «там», — но не становились частью реальной жизни.

— Почти все 23 жертвы, за исключением двоих, были цветными трансгендерными женщинами. Многие из них были бедны, некоторые работали в секс-индустрии. Откуда такое неравенство с точки зрения расы, принадлежности к определенном классу, и каким образом на это влияет гендер?

Джудит Батлер: Я не могу сказать, каким образом гендер вступает в игру в каждой отдельно взятой ситуации, но есть одна вещь, о которой мы можем говорить, что это — не совсем «переменная составляющая», которую можно отделить от вопросов класса и расы, поскольку она с ними тесно переплетается. Я думаю, что гендерный анализ нельзя проводить отдельно. Если принять во внимание бедных транссексуальных работниц секс-бизнеса, то они подвергаются насилию не только со стороны клиентов, но порой и со стороны полиции. В таких странах, как Бразилия и Турция, у них нет возможности обратиться в полицию и использовать в своих интересах закон, не подвергая себя еще большей опасности. Уровень насилия в отношении трансгендерных работниц секс-бизнеса в Бразилии и Аргентине поразительно высок, и это является одной из причин того, почему социальные движения в этих странах — в сотрудничестве с движением феминисток и ЛГБТ — так важны.

"Транс-женщины отказались от маскулиности, демонстрируя, что такое возможно, и это стало расцениваться как угроза. Теми мужчинами, которые хотят, чтобы власть и сила рассматривались как их неотъемлемое качество, подчеркивающее, кто они такие"

— Большинство убитых трансгендерных женщин не достигли 25-летнего возраста. Не кажется ли вам, что молодые люди становятся жертвами еще большего насилия, поскольку демонстрируют «запрещенную» часть своего гендера впервые, за что нетерпимая часть общества их наказывает?

Джудит Батлер: Слишком страшная статистика для того, чтобы говорить об этом с уверенностью. Чтобы строить предположения, нужно обладать большим количеством сведений. Но да, молодежь становится более «привлекательной» мишенью именно потому, что она более уязвима. Интересно было бы узнать, становится ли их убийцы убийцами потому, что не желают принимать тот факт, что они [транс-женщины] их привлекают, или просто боятся, что их станут идентифицировать с теми, кого они убивают, убивая таким образом часть себя.

— Почти все убийцы были мужчинами, лишь одна из них была идентифицирована как женщина. Почему подавляющее большинство — мужчины? Что так пугает мужчин в транс- женщинах?

Джудит Батлер: Это зависит от множества факторов, от того, о ком мы ведем речь: о геях, или гетеросексуальных мужчинах, и какой силы разрушительную ярость они испытывают в отношении тех, кто совершил камин-аут как транссексуальная женщина.

Убийство — это акт силы, способ утверждения своего господства и даже способ заявить: «Я — тот, кто решает, кому жить, а кому умереть». Таким образом, убийство обеспечивает убийце статус суверена в тот момент, когда он его совершает. И это наиболее отравляющая форма маскулиности из всех существующих.

— Предполагаю, что гетеросексуальный мужчина, стреляющий в транс-женщину, считает себя жертвой «атаки флирта». 21-летняя Зелла Зиона была убита выстрелом в голову вскоре после того, как стала флиртовать с молодым мужчиной на глазах у его друзей. 17-летняя Мерседес Уильямсон была зверски убита молодым человеком, с которым была знакома, и закопана во дворе дома, принадлежащего его отцу.

Джудит Батлер: Да, к этому списку мы можем добавить девушку по имени Ларри Кинг, о которой говорят, что она тоже флиртовала со своим убийцей, хотя достоверно об этом нам неизвестно. Я думаю, это возможно: если транс-женщина флиртует с мужчиной-гетеросексуалом, он может почувствовать себя униженным и оскорбленным. Для некоторых гетеросексуальных мужчин это просто повод сказать «спасибо, но нет», а для других — повод выхватить пистолет. В чем между ними разница? Предполагаю, что гетеросексуальный мужчина, выстреливший в транс-женщину, чувствует себя жертвой «атаки флирта». Кому-то это может показаться безумным, но доля безумия всегда присутствует в обсуждении вопросов, связанных с гендерной идентичностью и сексуальной ориентацией.

— Эти женщины стали жертвами жесточайшего насилия. Многие из них были зарезаны. Тамару Домингес убил мужчина, который сперва вышвырнул ее из автомобиля, а после этого вернулся и еще несколько раз переехал ее тело. О чем это может свидетельствовать?

Джудит Батлер: Это свидетельствует о том, что все мы живем в обществе, где происходят столь отвратительные и ужасающие вещи, и что со стороны средств массовой информации подобным вопросам уделяется недостаточно внимания. Популярные СМИ действительно обходят стороной этот аспект жизни трансгендерных людей, в то время как им следует повышать уровень осведомленности и содействовать в организации системного сопротивления подобному насилию.

Скорее всего, мужчина, который раз за разом переезжает машиной тело, не в состоянии удостовериться, что жертва мертва. Она уже мертва, но он все еще продолжает ее убивать. Почему? Потому что он хочет уничтожить все следы связи с этим живым человеком, в то же время стирая часть себя как живого человека. И параллельно с этим декларируя свою абсолютную власть и собственную маскулиность как основание для такой власти. Он также пытается создать мир, в котором такие, как она, не имеют права на существование.

"Что нам действительно необходимо — это развивать антирасистское антитрансфобное движение, которое должно опираться на феминизм цветных женщин и жесткую критику расизма и полицейского произвола"

— Что мы, общество, можем сделать для защиты трансгендерных людей, находящихся в зоне риска, чтобы не допустить этого ужасающего насилия?

Джудит Батлер: Возможно, главный вопрос в том, что мы можем сделать для общества, преодолевающего трансфобию? Мое мнение состоит в том, что к движению, стремящемуся к тому, чтобы мир для трансгендеров стал лучше, должны присоединиться все мы — вне зависимости от того, как мы себя идентифицируем. Защита от насилия является важны аспектом, но полагаться на полицию не стоит. Возможно, иного рода сила, сила самоопределения — это то, что нам необходимо укреплять. Так, чтобы движение против трансфобии было связано с борьбой против расизма, нищеты, против гомофобии и мизогинии, против радикального экономического неравенства. Борьба с трансфобией должна находиться в центре всех этих противостояний.

* Печатается с сокращениями

Фотогалерея

Транс-женщины, убитые в 2015 году в США

Автор: Александра Лопата (перевод)

Комментарии
Loading...