Ольга Рубцова: наша большая идея – национальный ЛГБТ-хор

0 272

Первый украинский ЛГБТ-хор — один из наиболее успешных волонтерских проектов Queer Home. Хор Qwerty Queer под руководством Ольги Рубцовой существует более года. За это время хор успел побывать на фестивале Queertakte в Майнце, и его пригласили участвовать в фестивалях ЛГБТ-хоров в 2016 и 2018 году. Ольга рассказала ГАУ историю создания Qwerty Queer и поделилась планами по созданию нового всеукраинского проекта.

Как родилась идея создания ЛГБТ-хора?

Идея была «подброшена» немцами во время приезда в Одессу. Они проводили мастер-классы и спросили, есть ли у нас что-то подобное. На всем постсоветском пространстве такое явление, как хоры, перестало поддерживаться, в Европе же — наоборот.

Хор — это, в первую очередь, коллектив, безотказная машина, которая будет работать, даже если один волонтер не сможет прийти. Чем больше людей, тем хор мощнее, круче и так далее. В Европе это понимают, — у них есть огромные хоры, когда они начинают петь, их мощь просто сбивает с ног. Многим хорам по 20–25 лет, а вот молодых хоров нет — как правило, хористы вливаются в уже существующие коллективы. Меняются поколения, приходит в хоры молодежь и просто предлагает попробовать петь что-то другое, более подвижное, более современное.

А что исполняет ваш хор?

Мы начали с того, что нас затронуло — с песни Мары «Головокружение», потом уже стали брать в работу современные хиты. Я не люблю легких задач, и, как только в коллективе появились мужчины, мы сразу взяли в работу довольно сложную вещь — «Aha!», Pentatonix. Четырехголосье, практически нет повторяющихся моментов.

Насколько сложно было найти людей, готовых выступать в ЛГБТ-хоре?

Сложно. Все мы — люди, каждый со своим характером и представлением о хоре. Кто-то понимает, что хор — это коллектив, кто-то считает, что достоин большего, чем, например, стоять в третьем ряду слева.

Много времени уходит на работу с хором?

У нас есть открытые репетиции каждую неделю, к тому же я как минимум два дня выделяю на дополнительную работу по партиям. С учетом работы график получается очень плотный, но я не против. Главное, чтоб был результат.

Недавно появилась ваша первая студийная запись…

Да, мы записали самую первую песню, которую мы брали на фестиваль в Майнц. Мы сделали кавер на песню Мары «Головокружение». С помощью специалистов сделали раскладку для хора, несколько композиторов нам помогли с аккомпанементом, и в итоге мы записали песню в студии моего друга. Ему, кстати, и самому было очень интересно поработать с нами.

И это все на волонтерских основаниях?

Исключительно. Все, кто нам помогал, были очень заинтересованы. Например, прописать музыку было очень интересно человеку, который в принципе занимается роком и симфоническим оркестром.

Песня носит политический характер, и мы хотели как-то зацепить, вовлечь слушателя. Многие после выступления в Майнце перешагнули некий барьер, поняли, что нас кто-то слышит, и более того — нас хотят слышать. Когда мы пели, было ощущение, что каждый слушатель вовлечен. Именно в Германии коллектив полностью раскрылся — френдли обстановка, эмоциональный всплеск. У нас не было времени на репетиции, но мы на ходу импровизировали и раскладывали песни на трехголосье.

Правда ли, что в 2016-м ты планируешь собрать национальный ЛГБТ-хор?

Да, мы сейчас планируем создание большого хора. Я понимаю, что сейчас есть проблема — мы не можем сделать хор в каждом городе. Не у всех есть друзья-музыканты, которые могут помочь, и организатор, который готов уделять хору достаточно времени. Наша большая идея заключается в том, чтобы объединить людей из разных городов в большой коллектив и дать им начальный уровень, базу. Рано или поздно люди поймут, что они выросли, и, возможно, захотят делать что-то свое.

Автор: Мила Демур

Комментарии
Loading...