Создательница группы “Дети-404” Лена Климова: “Такие истории всегда очень радуют”

0 576

Создательница группы поддержки для ЛГБТ-подростков "Дети-404" Лена Климова в интервью для нашего сайта рассказала, о чем пишут дети, стоит ли в юном возрасте совершать камин-аут, и почему ее проекту не нужна финансовая помощь.

В марте вашему проекту "Дети-404" исполнился год. Сколько подростков написало вам за это время?

Могу даже назвать точную цифру – 1455 человек. Кстати, навскидку, каждое пятнадцатое письмо приходит из Украины.

И с чем чаще всего подростки к вам обращаются?

Очень часто, например, спрашивают совета, стоит ли и как правильно совершить камин-аут перед родителями. Об этом спрашивают настолько часто, что я уже подготовила письменный универсальный ответ, который всем и отправляю. Часто жалуются на непонимание, положим, в школе, семье. Спрашивают, как защититься от манипуляций, как сделать так, чтобы не обижали. Рассказывают, как принимали себя, как открылись перед родителями, одноклассниками, о планах на будущее, например, уехать на Запад или остаться в стране, стать ЛГБТ-активистом/активисткой или жить тихо-спокойно. Ну, конечно же, делятся своими историями несчастной любви, реже – счастливой. А что до взрослых, то они обычно пишут письма поддержки, в которых рассказывают свои жизненные истории и дают какие-то советы, рекомендации на основе собственного опыта.

И что вы отвечаете, если вкратце, стоит делать камин-аут или нет?

Я всем говорю, что идеальная для камин-аута ситуация предполагает наличие собственного или съемного жилья, а также источника дохода. Хорошо также, если у вас есть любимый человек либо друзья, которые готовы оказать вам моральную поддержку. Потому что необходимо рассчитывать на худшее. Не единожды нам приходилось сталкиваться с такой ситуацией, когда пишет подросток и говорит, что он, буквально, сидит на улице, так как его после неудачного камин-аута выгнали из дому, и ему просто некуда пойти.

Если речь идет о подростках, то естественно, что у них как у лиц, не достигших совершеннолетия, не может быть собственного дохода и жилья. То есть ЛГБТ-подростки в общем-то заведомо находятся в зависимом от родителей положении, и эта идеальная для камин-аут ситуация в их случае невозможна. Правда, многие из них все равно принимают решение в пользу камин-аута.

К сожалению – и это издержки нашей цифровой эры – среди подростков участились случаи аутинга. Обычно это выглядит так: родители зашли в мой контакт и увидели переписку, взяли телефон и прочитали смски, я сохранил пароль и забыл выйти из аккаунта и т.д. Поэтому я сейчас первым делом советую не забывать об элементарных мерах предосторожности: вылогиниваться, пользоваться анонимайзерами, не оставлять свой телефон без присмотра и прочее, и прочее, потому что подобные "разоблачения" случаются поразительно часто.

Вообще, всегда очень хорошо работает тактика "пробный камень". Для начала поговорите, допустим, с теми же родителями на тему гомосексуальности или гендерной идентичности и выясните их отношение к ней. А в случае неприятия с их стороны постарайтесь выяснить его причины, ведь тогда гораздо проще будет найти подход – как изменить их отношение к ЛГБТ со временем.

А о позитивных камин-аутах вам пишут?

Да, конечно. Их не сказать что очень много, может быть, 1 из 5, но они тоже бывают. И такие истории всегда очень радуют.

И родители этих детей потом обращаются к вам со словами благодарности?

Вообще родители подростков, к большому сожалению, за все время существования проекта писали нам всего, кажется, раза три. В первый раз это была женщина пятидесяти лет с рассказом о том, как она примирилась с ориентацией своей уже взрослой дочери, которая является лесбиянкой. Во второй раз было совершенно необычное письмо мамы, решившейся совершить, скажем так, обратный камин-аут перед сыном. То есть она догадывалась, что ее семнадцатилетний сын – гей, о чем и заявила ему через нашу группу, на которую он тоже был подписан, попутно призвав его раскрыться ей и рассказать правду. Помимо этих, было еще одно-два письма родителей, не больше.

Вы редактируете письма, когда готовите их к публикации?

Это сложно назвать редактированием – всего лишь исправляю очевидные ошибки и придумываю заголовок. Длинные письма разбиваю на две части, так как в соцсетях есть ограничения по объему. Ну, и еще каждое письмо мы проверяем на фейковость. Увы, иногда выясняется, что вместо подлинной истории подростка мы имеем дело с выдумкой. Бывает, что кто-то из школьников таким образом пытается "подставить" своего недруга, снабдив письмо его фотографией.

А сколько человек задействовано в "Детях-404"?

Основная команда состоит из восьми человек.

И все они – волонтеры?

Да, конечно. 

Проектом предусматривается психологическое сопровождение детей в тех случаях, когда это необходимо?

У нашего проекта есть два основных направления – это просвещение и психологическая поддержка. Психологической помощью занимается отдельная команда психологов, в которой насчитывается до двадцати специалистов. Мы к ним обращаемся, когда возникает особая необходимость. И дальше один из них работает с ребенком. Разумеется, бесплатно.

Никакой финансовой помощи проекту не оказывается? Вы принципиально не связываетесь с деньгами?

Все финансовые вопросы мы решаем своими силами. Например, сейчас мы занимаемся созданием сайта, и, разумеется, он делается не бесплатно, но как только этот вопрос возник, мы очень быстро его решили. У нас нет необходимости в финансовой помощи. Наши психологи помогают детям бесплатно. Комментаторы пишут бесплатно. Команда волонтеров тоже работает бесплатно. Каких-то трат, которые бы мы не смогли покрыть своими силами, не предусмотрено, поэтому деньги в общем-то нам и не нужны.

К тому же вы знаете, какое в нашем обществе отношение к активистам на зарплате: "агенты Запада", "предатели Родины", "ментальные проститутки". И вообще бытует предубеждение, что если ты получаешь за свою деятельность деньги, то в твоих намерениях нет искренности. Может, еще и поэтому мне в отношении проекта никогда не хотелось связываться с деньгами.

А какая-либо другая помощь вам нужна? Что могут вам предложить добровольцы, готовые лично поучаствовать в вашем проекте? Как и чем каждый из неравнодушных может поспособствовать вам в вашем деле?

Всем, кто желает каким-либо образом помочь нам, я предлагаю для начала написать письмо для наших ребят. К тому же любой человек может присоединиться к нашим группам в соцсетях и писать там поддерживающие комментарии для авторов или просто следить за порядком. Что касается профессиональной помощи, то нам всегда нужны переводчики с разных языков. А еще мы давно, но безуспешно ищем юриста, который бы смог с нами изредка работать. Потому что иногда возникают сложные правовые вопросы, требующие компетентного решения. И, конечно же, мы всегда рады новым психологам и психотерапевтам, которые готовы оказывать помощь подростками – много их никогда не бывает. Так что помочь нам при желании может любой желающий – работа для него найдется.

Сталкивались ли вы в годы своей ранней юности с проблемами "подростков-404" на личном опыте?

Нет, так как осознание ориентации у меня произошло в 20 лет, когда я уже была далеко не подростком. Я сталкивалась с другой проблемой – с дискриминацией на работе. Меня попросту заставили уволиться, когда у коллег возникли подозрения, что я лесбиянка. Попросили написать заявление по собственному желанию, обронив, мол, не делай вид, что ты не знаешь за что. Хотя официальную причину предъявили совсем другую, конечно.

Это произошло еще до проекта?

Да. Я тогда оказалась в безвыходном положении, так как местом моей работы был вуз, в котором я одновременно еще и училась на пятом курсе. Я ясно осознавала, что если стану в позу и откажусь подписывать заявление, то просто не получу диплом. Пришлось уйти. В общем, как любит повторять одна моя хорошая знакомая, в основе любой правозащитной деятельности лежит тяжелая психологическая травма.

Шутки шутками, но я прекрасно понимаю, что чувствуют люди сталкиваясь с несправедливостью, дискриминацией, потому что испытала это на себе. Мне бы хотелось оградить других от подобного опыта.

Оказывалось ли давление на ваш проект со стороны властей или всяческих так называемых гражданских активистов до суда по делу о "гей-пропаганде"?

У нас в группе забанено уже около 3000 человек, каждый из них зашел к нам и написал что-то в духе "Умрите, пид%расы!", но это, понятное дело, мелочи. С более крупной неприятностью мы столкнулись, когда на нас обратил внимание Максим Марцинкевич. Думаю, вам известно, кто это. И вот он объявил охоту на руководителей проекта, пообещав за наши, фигурально выражаясь, головы денежное вознаграждение в размере 20 000 рублей. Это было, конечно, весело. Он тогда обозлился лично на меня из-за того, что я взяла интервью для "Росбалта" у двоих из его, скажем так, сторонников. Один из них был "наживкой", а другой – администратором их группы в "Вконтакте". Дело в том, что они знали, что я журналист, но не знали, что я еще и ЛГБТ-активист, и потом их это, видимо, ужасно задело. К тому же они много лишнего наговорили, а смысл сказанного ими сводился к следующему: "Нам с Тесаком плевать на законы, мы вообще живем как хотим". Правда, к группе их интерес продержался недолго – нам в течение недели усиленно писали всякие безумные националисты о том, что из-за нас вымирает русский народ – а потом все успокоилось.

В феврале по инициативе депутата Милонова вас как создательницу проекта "Дети-404" пытались привлечь к административной ответственности по закону о "гей-пропаганде", но в итоге суд не обнаружил состава преступления. Тяжело ли вам досталась эта победа? Как вы думаете, почему вас все-таки оправдали, ведь о каком-то правосудии в России всерьез говорить не приходится?

Было просто противно, что приходится всем этим заниматься. Я не верила в свою победу. Все суды по этой же статье – а их было три за время существования закона – заканчивались штрафами. Я была уверена, что вообще без вариантов, меня тоже осудят, и чувствовала себя, как в очереди за уколом: ну скорей бы его уже сделали и я пойду восвояси. Но мне попалась совершенно вменяемая судья, которая, судя по всему, была полностью на моей стороне, и меня все-таки в итоге оправдали. Это действительно стало неожиданностью для меня.

Вам кажется, что это чистая случайность, и исход дела решился в вашу пользу только благодаря беспристрастному отношению судьи?

Конечно. Если существует статья, которую можно интерпретировать как угодно, и понятие "пропаганда гомосексуализма", которое понимай как знаешь, то каждый и трактует их исключительно по своему усмотрению. Это была хорошая судья, не гомофоб, а самый обычный человек, которому эти геи до лампочки. И она, казалось, искренне не понимала, из-за чего весь сыр-бор. И вы знаете, я уверена, что большинство людей абсолютно такие же, как эта судья, они абсолютно нейтральны по отношению к теме гомосексуальности. А если они еще и выслушают какие-то твои аргументы, то, возможно, даже с тобой согласятся.

Надо же, как все просто! Я полагал, что на ход дела повлияли внимание и реакция международной общественности или еще что-то не менее масштабное…

Нет, абсолютно нет. Могу объяснить. Понимаете, я живу в таком маленьком городе, где, я уверена, ни один человек не знает, что были какие-то протесты геев и лесбиянок перед Олимпиадой, и что Игры вообще с этим как-то связаны. А оперуполномоченный, составлявший на меня протокол, не знал даже, что такое ЛГБТ, кто такие трансгендеры. Он писал и по ходу дела спрашивал меня, и мне приходилось ему все объяснять. Поэтому какие уж тут международные протесты?! Это смешно. Те немногие, на кого влияют международные протесты, – это мы с вами. То есть мы видим, что кто-то заграницей стоит с плакатом, и это повышает наш дух. Мы думаем: ого, да с нами же весь мир! Но не стоит обманываться, что акции в нашу поддержку, проходящие, скажем, в Лондоне или Нью-Йорке, могут как-то серьезно повлиять на нашу действительность.

А нет ли обратного эффекта от международной поддержки? Я отдаю себе отчет, что скомпрометировать ЛГБТ в России в принципе сложно, отношение к ним и так хуже некуда, но все же. Не подливает ли масла в огонь массированная поддержка со стороны Запада, который сегодня олицетворяет собой образ главного врага России? Мол, ага, а мы же говорили, иностранные агенты, вражеские отродья…

Мне все равно по большому счету. Милонов в интервью по поводу нашего проекта так и заявлял, что мы наверняка иностранные агенты, нас нужно запретить. Причем ему совершенно не потребовались никакие доказательства: это так, потому что я так считаю, вот и все.

Оставил ли он вас в покое после суда?

К сожалению или к счастью, все наши российские гомофобы и фашисты переключились сейчас на то, чтобы всячески обругать Украину. Некоторые специализированные гомофобные группы даже резко переквалифицировались в антиукраинские. Ровно те же люди, которые кричали "Бей, пид%расов!" и "Пид%рам не место в России!", теперь кричат "Хохлы, жидобандеровцы, фашисты! Продались Западу!" Смысл их деятельности в общем-то тот же, они просто вывески сменили, перенаправив свои обращения уже другим.

Каким вам видится ближайшее будущее проекта? Что в планах?

В самом скором времени мы откроем наш сайт, где будут те же письма и много других полезных разделов. Например, библиотека с книгами и научными статьями о сексуальной ориентации и иной гендерной идентичности – то, что может быть полезно не столько подросткам, сколько их родителям и вообще всем любопытствующим. Также там будут в открытом доступе контакты психологов, к которым можно бесплатно обратиться за помощью. Ну, и еще кое-что по мелочи типа новостей. Обыкновенный сайт в общем.

Еще я сейчас дописываю свой довольно объемный труд об ЛГБТ-подростках, над которым работаю уже полгода. Он, естественно, сделан на основе писем, приходивших в наш проект. В нем я постаралась обобщить все имеющиеся у нас на сегодня данные. Собираюсь издать его отдельной книгой – из принципа опять же исключительно на свои деньги – и рассылать всем желающим. Уже получила заявки от более чем шестисот человек, и не могу дождаться, когда ее закончу.

Страница группы "Дети-404" в Фейсбуке >>>

Во ВКонтакте >>>

Автор: Коля Камуфляж

Комментарии
Loading...
X