«Нашу церемонию мы посвящаем закону о партнерствах»: Зорян и Тимур — о своей свадьбе

«Нашу церемонию мы посвящаем закону о партнерствах»: Зорян и Тимур — о своей свадьбе
Публикации
  • 15 апреля 2016
  • 1570
  • Фото: KyivPost

На минувших выходных в Киеве состоялась громкая свадебная церемония украинской гей-пары. Пока неофициальная. Впрочем, молодожены искренне уповают, что не за горами тот день, когда подобные союзы в Украине можно будет регистрировать на законной основе. Виновники торжества — известные ЛГБТ-активисты, координатор Freedom House в Украине Зорян Кись и журналист Национального ЛГБТ-портала Тимур Левчук. Вместе они часто участвуют в акциях, выступают в СМИ и на телевидении. В интервью для нашего сайта молодые люди рассказали о свадебном мероприятии, планах на будущее и своих отношениях, которые, по их мнению, ничем не отличаются от отношений гетеросексуальных пар.

Сколько лет вы уже вместе? И как познакомились?

Тимур: Мы уже вместе более 4 лет. Познакомились во время дискуссионной встречи одной из ЛГБТ-организаций. Поводом для нашего знакомства послужило то, что мы с Зоряном были единственными участниками этого мероприятия, разговаривающими на украинском языке. Мы некоторое время общались в социальных сетях, потом начали вместе ходить на публичные акции движения «Мы — европейцы». А впоследствии осознали, что наш интерес друг к другу перерос в нечто большее.

Вам ранее, до вашей свадьбы, уже приходилось объясняться друг другу в любви прилюдно?

Зорян: Публично — нет. Хотя в повседневной жизни мы, кажется, по нескольку раз в день выражаем свои чувства друг другу. А такое классическое признание в любви между нами состоялось где-то около года назад, когда мы были в Закарпатье на озере Синевир. Мы сидели на берегу и сказали друг другу эти заветные слова. Ситуация очень напоминала эпизод из романтического фильма. Однако о том, чтобы провести свадебную церемонию, мы до недавних пор даже и не задумывались, поскольку официально зарегистрировать однополый союз в Украине невозможно. Но, как оказалось, даже такая, скажем, декоративная свадьба вылилась в важное для нас событие. Поскольку поддержка, признание друзей и близких людей важнее, чем признание государства.

Фото из семейного архива пары

Что вы чувствовали во время церемонии, и какой момент вам запомнился больше всего?

Тимур: Во время церемонии мы уже были изрядно измотаны ее подготовкой, так как организацией мероприятия мы занимались самостоятельно.

Зорян: Мне больше всего запомнился момент, когда наша подруга Вика, которая вела церемонию, обратилась ко всем собравшимся и спросила их, одобряют ли они и принимают ли наш союз. И все в один голос закричали: «Да!» Это было очень трогательно и приятно.

Тимур: Примечательным было то, что большая часть наших гостей — гетеросексуальные люди, но для них не имеет значения, какая у нас ориентация.

Читайте также: «А что вы такое удумали?!» О киевской квир-свадьбе — из первых уст

У вас обручальные кольца были обычные или радужные?

Тимур: Обычные, серебряные…

Зорян: …купленные в очень гетеросексуальном магазине. Продавщица, которая нас обслуживала, очень сильно волновалась. Она буквально заикалась. Видимо, в ее практике такое происходило впервые, когда двое парней не стесняясь покупали себе обручальные кольца.

А какая-то радужная символика на свадьбе присутствовала?

Зорян: У нас был радужный флаг, но в последний момент мы решили его не разворачивать. Свадьба проходила в сине-желтых тонах. Над нами уже подтрунивали ранее, называя нас «гомонационалистами», но для нас было важно не отделять эти две свои идентичности и попытаться каким-то образом их соединить.

Читайте также: «Патриотическая гей-бандеровская свадьба». Тарас Карасийчук и Ник Маслов о своем бракосочетании в Нью-Йорке

Фото из семейного архива пары

Вы принципиально не хотите регистрировать свои отношения в какой-либо из западных стран, как это делают многие украинские и российские однополые пары. Разъясните, какими соображениями вы руководствуетесь?

Тимур: Есть одно исключение. Если возможно будет где-то зарегистрировать партнерство и потом через суд заставить наше государство признать его законным, тем самим предоставив такое право другим украинским однополым парам, такой вариант кажется нам приемлемым. Сама же по себе регистрация партнерства за рубежом как самоцель видится нам нецелесообразной. Ведь если оно все равно не признается в Украине, какой от него смысл?

Зорян: Мы хотим строить свое будущее в Украине. Мы верим в то, что наша страна со временем придет к брачному равенству. Лично я — неисправимый оптимист, и эта черта меня пока не подводила. По правде говоря, мы не ожидали такого широкого резонанса от нашего события. Из-за большого общественного внимания наша свадьба вылилась в своего рода политический акт, и в таком случае мы ее посвящаем будущему принятию закона о партнерствах в Украине.

Вы надеетесь на то, что, в соответствии с Планом реализации Нацстратегии по правам человека, до 2017 года этот закон будет разработан?

Зорян: Ввиду того, что происходит в стране, ввиду того, что правительство изменилось и, судя по всему, рано или поздно нам предстоит пережить досрочные парламентские выборы, из-за политической турбулентности решение данного вопроса может затянуться на год или два. Это пессимистичный сценарий. А оптимистичный сценарий заключается в том, что такой закон вполне реально вскоре будет принят. Хотя надо понимать, что ЛГБТ-сообщество должно приложить к этому очень много усилий. Сам по себе закон не примется.

Читайте также: Нацстратегия: ЛГБТ обещают партнерства, трансгендерам — право на усыновление

Фото из семейного архива пары

На ваш взгляд, ваши отношения чем-то отличаются от отношений гетеросексуальных пар?

Зорян: Скорее всего, многие будут нас за это критиковать и, возможно, справедливо, ведь мы и вправду пытаемся копировать гетеросексуальную модель отношений и все в большей мере ей соответствуем. Тогда как сами гетеросексуалы все чаще предпочитают от нее отказываться.

Позволь уточнить: модель, о которой ты говоришь, подразумевает, что есть муж — защитник и добытчик семьи, и жена — хранительница очага и создательница уюта? Ведь именно так многие до сих пор понимают идеал семейного счастья. Или ты о другом?

Тимур: У нас равноценный партнерский союз. Мне кажется, Зорян имел в виду то, что мы не выделяем наши отношения как что-то особенное и не противопоставляем их гетеросексуальным, ведь в их основе лежат такие же чувства, как и у разнополых пар. Мы никоим образом не посягаем на институт брака, в отличие от некоторых активистов, которые считают, что он должен быть переосмыслен и изменен. Напротив, мы считаем важным интегрироваться в институт брака, добившись от общества признания равноценности гомосексуальных и гетеросексуальных отношений. А уклад у каждой семьи свой, и их существует большое множество.

Фото из семейного архива пары

Вы бы хотели совместно воспитывать ребенка?

Зорян: Да, мы думали и обсуждали это неоднократно. К нашему большому сожалению, это достаточно сложно практически реализовать в Украине. Но у Тимура есть племянник и племянница, а у меня есть крестник, и мы достаточно много внимания уделяем им. Этот опыт для нас очень ценен и только подтверждает, что мы могли бы воспитывать и собственных детей — неважно, были бы они нашими биологическими детьми или нет.

Тимур: Скажем так, пока еще этот вопрос на повестке дня не стоит.

Зорян: Да, поскольку нам-то хотелось бы, но, повторюсь, в нашей стране это пока еще не реалистично.

У меня тоже есть племянник, и я его обожаю. К слову, существует же теория, что эволюционное предназначение гомосексуалов — это роль супер-дяди.

Тимур: Возможно даже, так и есть. Кстати, когда мы были на лекции генетика Александра Коляды о биологической природе гомосексуальности, он, среди прочего, рассказывал, что есть такой вид бизонов, у которых всегда, независимо от любых обстоятельств, 5–7% — это гомосексуальные особи, и их функция — защищать молодое поколение.

Читайте также: Как переспорить гомофоба, основываясь на научных фактах

Получается, что мы из таких бизонов… (дружно смеемся)

Тимур: А если серьезно, то на сегодняшний день существует много научных подтверждений тому, что гомосексуальность — это биологически обусловленное свойство. А вот гомофобия — как раз явление противоестественное, ее в живой природе не существует.