Так как там насчет «жить по-новому»?

0 194

Это странное чувство, когда при взгляде на шоколадку Roshen в супермаркете ты думаешь о новом украинском президенте. Не то чтобы подобные мысли посещали меня в тот период, когда Петр Порошенко был министром торговли, министром иностранных дел, главой Нацбанка или секретарем СНБО. Но шутки в сторону. 

В результате внеочередных выборов, состоявшихся 25 мая, Украина получила своего пятого президента уже в первом туре голосования, хотя многие были уверены, что случится это лишь со второй попытки. В социальных сетях в связи с избранием Петра Алексеевича на должность зашкаливают эмоции: от вздохов на тему "поменяли шило на мыло" до бурной радости. По большей части в связи с тем, что теперь соседней стране, обеспечившей нам массу, мягко говоря, неприятностей сложнее станет рассказывать о "нелегитимной киевской хунте". Хотя с соседней страны станется. Есть и центристы, которые в высказываниях осторожны и рассуждают в основном на тему "поживем — увидим". По крайней мере, пара-тройка плюсов уже имеется: новый без пяти секунд президент свободно общается по-английски, новую первую леди не стыдно будет показать международной общественности, а высказывания Петра Алексеевича на брифинге, состоявшемся на следующий день после выборов, звучали довольно убедительно. 

В мои задачи отнюдь не входят предсказания о лучшем или худшем будущем Украины — хотя бы потому, что хуже уже некуда. Западные аналитики выражают робкий оптимизм. К примеру, киевский корреспондент BBC Дэвид Стерн полагает, что результаты выборов объединят страну и предоставят Порошенко легитимность, особенно в глазах украинцев, проживающих на востоке, где укоренились сепаратистские пророссийские настроения. Главный вопрос на сегодня звучит так: какой будет реакция России? Владимир Путин недавно сообщил, что будет уважать решение украинского народа, однако он много чего сообщал, а уважение и признание — вещи совершенно разные. Пока что с победой на выборах Петра Алексеевича поздравил лишь патриарх РПЦ Кирилл. Кремль молчит, что дает повод пользователям Фейсбука ёрничать, вспоминая, как однажды Путин дважды поздравил Януковича. 

В соответствии с данными агентства Bloomberg, Порошенко обладает состоянием в размере 1 миллиарда долларов и неоднократно демонстрировал "деловую хватку". После выборов он в который раз подтвердил намерение продать свои бизнес-активы, включающие уже упоминавшийся кондитерский концерн Roshen, и нанять серьезных банковских специалистов, которые помогут украинской экономике выйти из кризиса. "Магнат, который свободно общается как на украинском, так и на русском языке, известен своей способностью работать с представителями разных лагерей, — отмечают обозреватели Yahoo finance. — Избиратели надеются, что ему удастся урегулировать ситуацию на юго-востоке страны и изменить существующий порядок". Президент США Барак Обама высказался в том смысле, что с нетерпением ожидает сотрудничества с новым украинском коллегой и демократически избранным парламентом, дабы поддержать усилия Украины в области принятия важных политических решений. 

Получил Порошенко и послания от других западных лидеров, которые все как один говорят о главной проблеме: расколе страны и необходимости обуздания террористов, распоясавшихся в Донецкой и Луганской областях.

Накануне выборов международная правозащитная организация Amnesty International опубликовала информацию, согласно которой ни один из кандидатов в президенты Украины не представил всеобъемлющей программы, отражающей безусловное уважение ко всем правам человека. Не задекларировали они и четкое намерение проводить системные изменения в законодательстве и на практике. Порошенко был единственным из претендентов на пост, кто заявил, что дискриминация по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности должна быть запрещена во всех сферах. Остальные отвечали либо размыто ("дискриминация должна быть запрещена в принципе"), либо агрессивно. Олег Тягнибок, к примеру, по традиции вещал о том, что "неприятие культуры ЛГБТ в украинском обществе не должно рассматриваться как дискриминация". Хотя от него, в принципе, иного и не ожидали. 

Украинские гомосексуалы по крайней мере могут быть уверены в том, что законопроекты имени светлой памяти нардепа Колесниченко о запрете "гомопропаганды" больше не повторятся. Украина задекларировала европейский вектор развития, подписала соглашение об ассоциации с ЕС и пытается хоть как-то соответствовать плану по либерализации визового режима. Все это ставит на инициативах а-ля Колесниченко жирный крест. Беспокоит другое: обходные пути, которыми все это осуществляется. 

Вместо того чтобы включить сексуальную ориентацию во всеобъемлющий антидискриминационный закон — как это не побоялись сделать в Грузии — Высшему специализированному суду Украины спускается "документ сверху". После чего суд его фактически слово в слово копирует и рассылает по инстанциям: сексуальную ориентацию, дескать, следует включить в перечень признаков, по которым нельзя дискриминировать граждан в трудовой сфере. Приснопамятный "гомопропагандистский" законопроект тихо снимается с рассмотрения, но известно об этом становится лишь тем, кто по каким-то причинам следит за состоянием парламентских дел на сайте Верховной Рады. Зато сколько было шума, когда эта, с позволения сказать, законодательная инициатива подавалась на рассмотрение депутатов! Как дружно рекомендовал его профильный комитет! Как громко трубила об этом пресса! 

Сейчас в прессе молчок. Хотя оно и понятно: не до ЛГБТ. Как выразился один из кандидатов в президенты Ринат Кузьмин, "эти вопросы на данный момент являются не настолько острыми для Украины, чтобы углубляться в их решение". Сами можете перевести с канцелярского на человеческий, чтобы понять, что имелось ввиду. 

А ведь когда-то, после первой революции, оранжевой и бескровной, нам обещали, что Украина станет членом Евросоюза уже в 2014 году — я прекрасно это помню, потому как отстояла тогда на Майдане от звонка до звонка, по долгу службы следила за всеми информационными потоками и по наивности даже верила. Помню я и то, насколько свободно чиновники из МИДа разглагольствовали тогда о возможности введения в Украине института однополых гражданских партнерств. Не то чтобы обещали сделать это прямо завтра, но допускали такие перспективы и, что характерно, без истерики со стороны окружающих. В те времена в Украину еще не была экспортирована оголтелая гомофобия. Общество было не то чтобы толерантным, а, скорее, равнодушным к этой теме — у народа она вызывала недоумение, но не пену у рта или желание хвататься за что-нибудь тяжелое. 

Что случилось после оранжевой революции вы знаете из курса новейшей истории: в сортир  слили абсолютно всё. Все щедро выписанные кредиты доверия, в результате чего к власти и пришел ныне окончательно нелегитимный президент, вот уже больше 90 дней скрывающийся то ли в Ростове на Дону, то ли в шкафу у Владимира Владимировича. И я сейчас не стану петь песен об уровне коррупции, взлетевшем до небес, золотых батонах с унитазами и работе власти по принципу бандитского дерибана. Сближение в Россией, где в последние годы тоже происходили отнюдь не демократические процессы, привело к тому, что гомофобия в украинском обществе росла в геометрической прогрессии. И от того, будет ли бороться с этим новая власть во главе с президентом, а если да — то какими методами и насколько эффективно — во многом будет зависеть и наше к ней отношение. 

Софа Хадашот

Фото bbc.comyahoo.com

Автор: Гей-альянс Украина

Комментарии
Loading...