«Насквозь православная держава»: действительно ли религия – помеха защите прав человека?

0 123

Очередная сессия Верховной рады подошла к концу, а законопроект номер 2342 о запрете дискриминации так и не приняли. В законопроекте говорится о многих хороших вещах, к примеру, о равенстве трудовых прав всех украинцев. А также о том, что разжигание национальной, расовой или религиозной вражды должно караться штрафом от двухсот до пятисот необлагаемых минимумов доходов граждан или ограничением свободы на срок до пяти лет. 

Однако есть одно "но": статью 2 Кодекса законов о труде предлагается дополнить словами "сексуальная ориентация", что должно защитить представителей ЛГБТ от произвола в трудовой сфере. И с этим у "слуг народа" возникли серьезные проблемы, о которых мы неоднократно писали: они соревновались друг с другом в стихосложении, рифмуя слово "Европа" с названием известной части тела, и предлагали разобраться в происходящем Конституционному суду в надежде избежать постановки документа на голосование как такового. 

Объясняться с гомофобным электоратом никому из законодателей не хотелось. И еще все по традиции упирали на то, что Украина, дескать, "православная держава", в связи с чем защитить от дискриминации (подчеркиваем: не легализовать браки, не разрешить усыновление, а всего лишь обеспечить законодательную защиту) собственных граждан гомосексуальной ориентации для них оказалось невозможным. Что, конечно же, очень по-христиански. 

Рассмотрим для сравнения пример одной из самых консервативных и религиозных стран Европы − Ирландии. Это весьма интересное государство, с одной стороны − светское, с другой − глубоко католическое по духу. Если препарировать происходящие здесь процессы, несложно заметить, что этот самый дух, а также общественное сознание и мышление изменить сложнее всего. Отметим, что речь идет о стране, в которой религиозные верования населения имеют давние, глубоко укоренившиеся традиции, и вера эта крепка и искренняя − в отличие от показухи, которую демонстрируют миру отечественные власть имущие. Именно поэтому в Ирландии до сих пор существует большое количество правовых проблем, связанных с запретом абортов. По данному вопросу за последние 30 лет было проведено пять референдумов, однако проблема по-прежнему стоит на повестке дня, особенно после смерти молодой женщины, которая погибла именно потому, что ей отказали в прерывании беременности, которая оказалась несовместимой с жизнью.

То же самое происходило в Ирландии с легализацией гражданских однополых партнерств: соответствующий законопроект в парламенте мучили несколько лет, ссылаясь все на те же религиозные верования, однако законопроект о запрете дискриминации по признаку сексуальной ориентации в любой форме (и не только в трудовой сфере) приняли давным-давно. При этом стоит отметить, что гомосексуальность в Ирландии была декриминализирована в 1993 году − через два (!) года после того, как это произошло в Украине, одновременно с Россией. Тем не менее, с 2011 года в Ирландии регистрируются однополые союзы, а на выборах президента второе место занимает открытый гей − сенатор местного парламента Дэвид Норрис. 

Еще в 2006 году тогдашний премьер-министр страны, Берти Ахерн, говорил: "Никто не должен выдвигаться кандидатом в депутаты лишь потому, что он гей, но этот факт ни в коем случае не должен становиться помехой. Если в прошлом стеклянный потолок существовал для женщин, то сегодня мы наблюдает такой же пуленепробиваемый стеклянный потолок для гомосексуалов, которого быть не должно". 

Более того, экс-президент Ирландии − одна из самых уважаемых в стране католичек, Мэри МакЭлис, не далее как в прошлом году завила: "Гомосексуалы имеют право жить на своих условиях точно так же, как это делаю я, будучи гетеросексуальной женщиной. Я поддерживаю их право на заключение брака, потому что всегда радуюсь, когда кто-то хочет связать себя его узами". МакЭлис обвинила католическую церковь в гомофобии, заявив, что ей надоело слышать в адрес геев такие слова как "болезнь" и прочие "отвратительные гадости": "Когда дети делают открытие относительно своей ориентации − а это для них именно открытие, а не выбор − им приходится переживать внутренний конфликт совершенно ужасных масштабов", −  подчеркнула экс-президент. 

Вот почему аргументы из разряда "Украине нужно до этого дозреть" и "еще не прошло достаточного количества времени для перестройки общественного сознания глубоко религиозного населения" представляются абсолютно несостоятельными. Дело ведь не в населении. Дело − в трусости власти, не желающей перемен, которой теперь придется отчитываться перед Европой на осеннем саммите в Вильнюсе и пытаться объяснить ей, почему закон, необходимый для дальнейшей либерализации визового режима, до сих пор не принят. После трех попыток. 

Для справки: Всеукраинский совет церквей и религиозных организаций (ВСЦиРО) считает, что предложенные правительством изменения к законам относительно предотвращения дискриминации могут привести к "ограничению свободы вероисповедания", жалуясь на то, что "в случае принятия и применения этих норм обычная прововедь о грехе гомосексуализма, о Божественном замысле семьи как союза мужчины и женщины, а также публичные заявления верующих людей о противоестественности однополых отношений и пользе традиционных семейных ценностей могут быть квалифицированы как дискриминация".

"Без закона, который запрещает дискриминацию геев, мы не сможем двигаться путем отмены виз. Думаю, что воля к дальнейшей интеграции с ЕС перевесит сопротивление, и закон будет принят", − понадеялся в начале февраля глава МИД Украины Леонид Кожара. Как оказалось, относительно "воли депутатов к дальнейшей евроинтеграции" он глубоко ошибался.

Автор: Гей-альянс Украина

Комментарии
Loading...