Гражданский активист Виктор Домейко: «Я не помню громких случаев нападений на представителей ЛГБТ-сообщества в Беларуси»

0 267

В гостях у «Гей-альянса Украина» побывал Виктор Домейко, ментор школы гражданского активизма из Беларуси. Прежде чем Виктор отправился читать лекцию в Queer Home, мы поговорили с ним немного об ЛГБТ-движении в Беларуси и, разумеется, о политике.

Сразу оговоримся, что некоторые моменты этого интервью показались нам спорными, однако в данном случае мы ограничимся ссылками на предыдущие материалы, которые публиковались на нашем сайте. В частности, на интервью с белорусским ЛГБТ-активистом Игорем Тиханюком, который стал фигурантом ежегодного Марафона подписания писем, проводящегося международной правозащитной организацией «Amnesty International». А также стандартной ремаркой о том, что мнение нашего собеседника может не совпадать с мнением редакции.

— Как обстоят дела с ЛГБТ-активизмом в Беларуси?
Насколько мне известно, в Беларуси с этим все довольно плохо, потому что наши ЛГБТ-активисты — они не «л», не «г», не «б» и не «т». То есть, они все гетеро, насколько я знаю, ездят по разным международным форумам, получают гранты, и занимаются тем, что… не занимаются ничем. Ничего профильного они не делают. Более того, мои знакомые белорусские геи предпочитают с этими «активистами» вообще никак не контактировать. Они (активисты, — ред.) очень громко кричат, привлекают к себе внимание, не нужное нашей стране совершенно, и если с ними засветился, начинаются проблемы. Из университета отчислить могут, на работу не взять, в армию забрать.

— В армию?
Да. Армия у нас — это что-то вроде крайней меры для оппозиционеров. Если ты активист, громко кричишь, и при этом ты призывного возраста, то, скорее всего ты пойдешь служить.

Читайте также: Игорь Тиханюк: В Беларуси не просто жить открыто, но я хочу показать, что я — такой же человек как все

Игорь находился на стационарном лечении язвы желудка, когда двое милиционеров вошли в больницу и попросили его пойти с ними. В участке Игорь был неоднократно избит сотрудниками милиции. Его подвергали словесным оскорблениям за то, что он — гей, и угрожали еще большим насилием. Этот инцидент произошел в феврале 2013 года, вскоре после того, как Тиханюк пытался зарегистрировать Правозащитный центр "Лямбда" — организацию, выступающую за права ЛГБТ. За жестокое обращение с активистом никто не был привлечен к ответственности. 

Игорь Тиханюк

— А представителей непосредственно ЛГБТ-сообщества, которые занимаются активизмом, в Беларуси разве нет?

ЛГБТ-сообщество в Беларуси совершенно неактивно, никаких анонсов даже в соцсетях нет, все на уровне междусобойчиков. Например, чтобы был анонс, вроде… «Гей-Альянс Беларусь объявляет день открытых дверей приходите все, кто хочет» — такое даже представить себе невозможно.

Читайте также: Сорван концерт против насилия над молодежью в рамках Минского гей-прайда

— Как вообще в Беларуси обстоит дело с толерантностью?
В принципе, немного лучше, чем в Украине. Но при этом все плохо.

— Это связано с тем, что люди более законопослушны?
Думаю, да. Если бы у нас согласовали гей-парад, он бы прошел. Никакой белорусский «Третий сектор» никого бы не бил — просто потому, что у нас такого в принципе нет. Но, скорее всего, у участников начались бы потом проблемы. Не потому что КГБ следит за геями и отправляет потом писульки в университет: ректоры бы сами, по своей инициативе начали бы репрессии.

— Как урегулирован в Беларуси вопрос дискриминации по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности на законодательном уровне?
Как и в любой стране, геи и лесбиянки в законах о правах человека и дискриминации идут под грифом «и остальное». Но по факту это не соблюдается. Каких-то гонений у нас нет: делай что хочешь, только не ходи по улицам и не маши радужным флагом.

— «Не говори, не спрашивай»?
Да.

— Видишь выход из ситуации, возможности развития?
У нас много более важных проблем, политических, экономических. Нам обязательно нужны свободные выборы и, как ни странно, нам нужен сильный кандидат, который сможет снизить нашу зависимость от России. Зависимость у нас колоссальная, у нас общая граница, наши общие части охраняют польскую границу. Россия просто так Беларусь никому не отдаст. И странно получается, что сейчас многие люди, которые раньше были в оппозиции к президенту, теперь будут за него голосовать, потому что это единственный пробелорусский, сильный кандидат, который выступает за независимую Беларусь. Пусть без свободных геев и с плохой экономикой, но независимую. И многие скорее всего будут голосовать за Александра Григорьевича. Это пятый срок, и мне кажется, что это будет второй раз, когда он победит вполне честно.

Читайте также: Александр Лукашенко: «Ладно, женщинам лесбиянство я прощаю»

— Были ли в Беларуси случаи нападения на представителей ЛГБТ?
Я не помню громких случаев нападений на представителей ЛГБТ-сообщества. Были, разумеется, но у нас могут побить и если за ручку с девушкой идешь, просто не в том районе.

Читайте также: Минский суд пересмотрит дело об избиении Михаила Пищевского

Суд Центрального района Минска повторно рассмотрит дело об избиении Михаила Пищевского, на которого было совершено нападение на выходе из клуба, где проходила гей-вечеринка. Пищевский получил перелом черепа и кровоизлияние в мозг. Врачи были вынуждены удалить около 20% мозга. Пострадавший около месяца находился в коме.

Михаил Пищевский

— Сравнивая ситуацию в Беларуси с положением дел в Украине, какими наблюдениями можешь поделиться?
На данный момент лучше у нас — в плане спокойствия. Как говорят, «абы не было войны». Но мы живем на кредитные деньги, и когда-нибудь они закончатся. А у вас меньше спокойствия, но больше перспектив. Сейчас вы выходите на путь демократии, реформы начались, вот полиция — первая ласточка… Мне, кстати, понравилась ваша полиция. Много машин с мигалками, ездят, куда-то спешат, выглядит как в американском фильме.

Читайте также: Швеция отказала белорусскому ЛГБТ-активисту Сергею Андросенко в предоставлении политического убежища

— Сделаешь селфи с копом?
Конечно! 🙂

Автор: Кира Ковальски

Комментарии
Loading...