Законы «оскорбленной» Мизулиной сеют нетерпимость

0 242

Кампания против общественных активистов и журналистов, писавших заметки о депутате Государственной думы Елене Мизулиной и ее законодательных инициативах, набирает обороты. Следственный комитет и МВД потребовали от информационного агентства "Росбалт" раскрыть информацию об авторах публикаций, касающихся деятельности Мизулиной. 

Как сообщает Радио Свобода, представители Следственного комитета и МВД указали на 11 заметок и потребовали предоставить ip-адреса их авторов. Эти обращения поступили в рамках расследования того, что назвали "уголовным делом по факту публичных оскорблений депутатов Елены Мизулиной и Ольги Баталиной" в интернете, а также "распространения ложных сведений о Мизулиной". На допросе в СК уже побывали ЛГБТ-активист Николай Алексеев, телеведущая Ксения Собчак, "на ковер" вызваны журналистки Елена Костюченко и Ольга Бакушинская. Костюченко является сотрудницей оппиозиционной "Новой газеты", открытой лесбиянкой, которая известна регулярным участием в акциях протеста за права ЛГБТ и не менее регулярными путешествиями в полицейских автозаках после каждой подобной акции. Бакушинская – колумнист интернет-издания Lenta.ru, журналист, телеведущая, член Союза кинематографистов России.

Ксения Собчак в своем Твиттере уже отчиталась о визите в СК. "Пятнадцать минут разговаривали со следователем об оральном сексе и о том, как к нему относится Мизулина", – иронично написала телеведущая. Побывавший на допросе в СК гей-активист Николай Алексеев крайне нелицеприятно отзывался в своем Твиттере о деятельности депутатов – они насчитали там 13 грубых и нецензурных выражений в свой адрес. Елена Мизулина после этого заявила, что будет требовать для Алексеева "наказания в виде обязательных работ в местах, где он не сможет заниматься гей-пропагандой – например, на "труповозке". 

Елена Костюченко говорит о Мизулиной: "Я читала ее комментарии, она собирается создать прецедент – осудить людей за критику власти в интернете. Также она хочет, чтобы осужденные ЛГБТ-активисты работали на труповозках. Мне сложно комментировать ее намерения, они странные. Я не знаю, какие могут быть юридические последствия. Я не вижу никакого состава преступлений в своих действиях. Я не знаю, на что конкретно она обиделась. Я действительно обсуждала в своем твиттере и фейсбуке ее законотворческую деятельность, потому что она касается непосредственно меня. Именно Мизулина была человеком, который продвинул в Госдуму абсолютно фашистский закон о гей-пропаганде, который относит к категории людей второго сорта 7 миллионов граждан России. И я это писала. Я хочу сказать, что меня больше всего раздражает в этой истории. Не то, что я вынуждена буду потратить два часа своей жизни, общаясь со следователем. Меня больше всего раздражает, что следователь, который будет меня допрашивать, до этого расследовал дело о покушении на химкинского журналиста Михаила Бекетова, который умер этой весной. Это дело долго передавали то в областной СК, то в федеральный СК, так оно оказалось у этого следователя. После чего его сняли с этого дела как неперспективного, отправили дело обратно в областной СК, а следователя поставили на расследование суперважного дела по оскорблению Мизулиной. Таким образом, мы видим приоритеты руководства Следственного комитета, для которого оскорбление депутатских мандатов становится более важным, более значимым делом, чем убийство нашего коллеги. Это абсолютно мерзко, и просто мое презрение Следственному комитету!"

В случае, если следствие  установит, что в отношении депутата Госдумы действительно имелись какого-либо рода клевета или оскорбления, по этому факту может быть возбуждено уголовное дело, которое будет передано в суд, считает адвокат Николай Полозов. Но в данном случае, уверен он, публикации в Твиттере были естественной реакцией на законодательные инициативы Мизулиной: "Большая часть сообщений имела оценочные суждения. То есть не утверждение каких-либо порочащих фактов в отношении госпожи Мизулиной, а именно оценочные суждения относительно ее деятельности. Поэтому в том случае, если следствие затруднится установить, это оценочные суждения или факты, оно вправе назначить психолого-лингвистическую экспертизу, которая определит структуру каждого текста. Поэтому сейчас говорить о каких-то преследованиях преждевременно".

Политолог Марк Урнов тоже видит проблему прежде всего в инициативах Мизулиной, предельно странных, на его взгляд: "Я понимаю, что многие люди просто срываются и начинают описывать ситуацию в непарламентских выражениях, и Мизулина, естественно, обижается, но повод глубинный дает именно она. Дума производит неадекватные законы, и они полагают себя обиженными. Они искренне думают, что они работают на благо страны, на благо народа. Будучи сплоченными, они друг друга поддерживают: мы стараемся, а нас оскорбляют, над нами смеются… Чтобы понять, что ты просто смешон и неадекватен, надо из этой атмосферы выйти и посмотреть на себя со стороны, а это для них невозможно. Законы, инициированные Мизулиной, разнообразны. Но они имеют одну очень специфическую черту – они сеют нетерпимость. Законы транслируются средствами массовой информации, они срабатывают, они мобилизуют, актуализируют установки на нетерпимость у публики, которая от законов далека, которая просто живет некоторыми своими собственными представлениями, и они видят: да, Госдума соответствует их представлениям, дави всех, круши… Вот и все. Противно!"

Депутат Госдумы от партии "Справедливая Россия" Елена Мизулина возглавляет комитет по делам семьи и молодежи и активно продвигала закон о запрете так называемой "пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений" среди несовершеннолетних. Закон вызвал критику со стороны ЛГБТ-сообщества как ущемляющий права гомосексуалов в России. Очередной инициативой Мизулиной вскоре, судя по всему, станет попытка запретить нецензурную лексику в интернете, что также вызвало поток возмущения, в том числе посредством тех самых нецензурных выражений, в адрес этой образцовой российской законодательницы. 

Автор: Гей-альянс Украина

Комментарии
Loading...