Любовь и кантри (ВИДЕО и многое другое)

0 518

После того, как в США отменили действие армейской директивы «Не спрашивай, не говори», ее название продолжило существовать в качестве мема, который используется для характеристики уровня гомофобии и ситуации с ЛГБТ в целом в самых разных общественных сферах.

Пример. Бойскауты не берут в свои ряды открытых геев? — «Не спрашивай, не говори», потому что ситуация в принципе аналогична: на роже-то у тебя не написано, и если промолчишь — будешь ходить с юными пластунами по лесам, разбивать палатки и жечь костры. Но как только выдашь себя — до свидания. Так было вплоть до прошлого года, когда руководство скаутов после продолжительных дебатов (и главное — отказа в финансировании со стороны нескольких влиятельных спонсоров вроде Intel и UPS) не пошло на попятную и разрешило нетрадиционным юношам не молчать о своей нетрадиционности как в былые времена.

Спорт? — «Не спрашивай, не говори». Даже в фигурном катании открытых геев сегодня — раз-два и обчелся, и радует в этой ситуации лишь то, что один из них — действующий чемпион мира. Ключевое слово здесь — «действующий», потому что остальные чемпионы всея всего в этом традиционно «субкультурном» виде спорта заявили об очевидном лишь после того, как покинули большой каток. Или по-прежнему не заявили. Что уж говорить о футболе, баскетболе, регби и прочих видах физических упражнений с шайбой и мячом, где геи сидят тихо и не отсвечивают, а те единицы, которые все-таки решили не отсиживаться, рассказывали потом, скольких скрытых геев из высших спортивных эшелонов они знают. Но имен, естественно, называть не будут, потому что камин-аут — дело личное, а становиться объектом гомофобных кричалок с трибун никто не хочет.

Еще одна сфера деятельности, где существует нечто вроде негласного аналога политики «Не спрашивай, не говори» — музыка. Степень закрытости артистов здесь варьируется в зависимости от жанра, и если в поп-мейнстриме или, наоборот, альтернативе выйти из шкафа сегодня, слава небесной канцелярии, не так уж проблематично (примеры Адама Ламберта и Сэма Смита тому доказательством), то для многих других направлений подобный шаг еще пару лет тому назад можно было смело приравнивать к убийству карьеры. И вот тут мы заканчиваем лирическое вступление и переходим непосредственно к объекту.

Вы можете любить или не любить музыку кантри, вы можете ничего о ней не знать или довольствоваться расплывчатыми понятиями о том, что кантри — это такие американские народные песни под местную балалайку, которые распевают чуваки из сельскохозяйственной местности под жарким солнцем прерий. Что, в целом, не так уж далеко от истины, если в общих чертах и максимально примитивно. О чем на наших просторах вряд ли задумываются — так это о том, какой масштабной кантри-индустрия является на самом деле.

В США кантри — это культ, образ жизни и глобальных размеров бизнес, поскольку там этот жанр, выросший из ковбойской песни и к сегодняшнему дню поделившийся на тысячи поджанров, рассматривается как национальное достояние. Особенно в южных штатах, о которых в контексте заокеанских реалий принято говорить как о консервативных, называть их штатами библейского пояса, не забывая при этом, что тот же Техас является второй по размеру и количеству населения территорией во всей необъятной Американщине.

При этом кантри — один из самых гомофобных музыкальных жанров, что многие наши соотечественники склонны объяснять просто и без обиняков: «Конечно, его же любят реднеки!» У меня данная формулировка вызывает возражения с той точки зрения, что кантри любят далеко не только реднеки (и я в том числе), но в целом ход мыслей понятен. Как ни крути, кантри — это ковбойская песня, а ковбоев принято считать мужиками суровыми. И хотя сегодняшние звезды кантри стада не пасут и мустангов не объезжают, одной из главных тем их творчества по-прежнему остаются пиво, грузовики или что-нибудь лирическое про красавицу-ковбойшу.

«Горбатую гору», которая потрясла в свое время мировую общественность, я рассматривала и продолжаю рассматривать как достойную экранизацию хорошо написанного произведения в стиле слэш. По большому счету, фильмов с подобным сюжетом мне известно как минимум несколько — про двух солдат, которые запретно любят друг друга и ото всех это скрывают, или про двух евреев-ортодоксов, у которых на почве «неправедной любви» случается такая драматища, что «Горбатая гора» по сравнению с ней нервно курит в углу. Просто так случилось, что «Гора» оказалась в нужном месте в нужное время, и сыграли в ней два молодых, талантливых и популярных секс-символа. А тут еще и политическая обстановка изменилась (я вас умоляю — Оскар, на который эту ленту несколько раз номинировали, всегда зависит от политической обстановки!), поэтому киноакадемики решили поощрить новаторскую по тем временам и действительно очень неплохую картину. Вот так и получилось, что история двух ковбоев-геев стала первым мейнстримовым кино на гомосексуальную тему, изрядно обласканным премиями, а главное — с помпой путешествующим по кинотеатрам всего мира в самом что ни на есть широком прокате.

Положение кантри-певцов это волнительное во всех отношениях событие, впрочем, не изменило: они по-прежнему понимали, что выход из подполья поставит на их карьере жирный крест. Ибо подобного рода признание вряд ли впишется в представления о жизни большого количества поклонников и концепцию «пиво-девочки» или «я и моя прекрасная Мэри едем по ночному шоссе посреди кукурузных полей».

Три года тому назад на федеральном американском канале АВС, славящемся своей сериальной продукцией, запустили новый проект под названием «Нэшвилл». Само его название о многом способно было сообщить, поскольку Нэшвилл (Теннеси) в США многими воспринимается как синоним слова «кантри» и его столица. Сериал с успехом продолжается третий сезон и рассказывает о непростой жизни звезд кантри-музыки с разными перипетиями, свойственными любым сериалам вне зависимости от жанра, качества или количества серий. Любовные терзания всех мастей, личные и творческие кризисы, суровые болезни, бесконечные интриги, политические игрища и прочая сопутствующая атрибутика. В «Нэшвилле» она присутствует в количествах наряду с достойной игрой известных актеров и — что делает этот продукт особо привлекательным — отличным музыкальным материалом. В сериале поют много, убедительно и качественно. В эпизодических ролях в «Нэшвилле» снялась куча реально существующих звезд кантри и не только (в том числе и Кристина Агильера), что придало ему дополнительной прелести. А поскольку фактически ни один из современных американских сериалов не обходится без ЛГБТ-персонажа, на определенном этапе он появился и здесь.

Знакомьтесь: Уилл Лексингтон, этакий классический ковбой Терентий, выросший на ферме, с детства крутивший хвосты коровам и воспитывавшийся в соответствующей атмосфере. Почувствовав в себе сильную склонность к классическому кантри, Уилл отправился в поисках карьерного счастья в Нэшвилл — и нашел его, поскольку, будучи талантливым и симпатичным в сочетании с истинной ковбойской сермяжностью быстро обратил на себя внимание акул индустрии. И все было бы хорошо, если бы не одно большое гомосексуальное «но».

Два года тому назад актер Крис Кармак, играющий Уилла в «Нэшвилле», в интервью популярному гей-журналу «OUT» рассказывал о том, что если вы — звезда кантри, и при этом, как его персонаж, гей, то высовывать нос из шкафа можно даже не пытаться. «Люди, в каком-то смысле выход из подполья для кантри-певцов будет убийством карьеры — вещал он. — Может быть, это и слава, но слава ужасная. Да, это печально, но на кантри-музыке по-прежнему стоит гомофобное клеймо, которое невозможно преодолеть».

Уже через год актер взял свои слова назад и заговорил об Уилле совершенно по-другому. За это время с мистером Лексингтоном на экране чего только не произошло — от попадания на первое место в чартах до попытки самоубийства на почве внутренней гомофобии и липовой женитьбы на юной старлетке в целях доказать всему миру и себе, что «я не такой». А попутно — тайные встречи с тренером по фитнессу в раздевалках спортзала и мотелях и походы на плешку, поскольку против природы, сами понимаете, не попрешь.

«Всем нам хочется увидеть, как Уилл принимает свою идентичность, — рассказывал Крис Кармак в очередном интервью. — Но он сплел вокруг себя такую паутину лжи! Будет интересно посмотреть, как станет развиваться его сюжетная линия. С моей стороны это только предположения, но мне кажется, что он все-таки совершит камин-аут, и в конце концов все у него будет хорошо».

Бывает так, что жизнь имитирует искусство, а бывает и наоборот. В промежутке между вторым и третьим сезоном «Нэшвилла» камин-аут совершила не сериальная, а самая что ни на есть настоящая звезда кантри: Тай Херндон, в творческой копилке которого к тому времени было 17 синглов, занимавших ведущие места в Billboard Hot Country Songs. Как можно судить по нижеприведенному клипу — вполне традиционных с точки зрения стилистики «про меня и мою девочку, долгую дорогу и счастливую встречу».

На момент своего камин-аута Херндон был дважды разведен и позже утверждал, что обе его бывших жены знали о его гомосексуальности, а сам он до конца жизни будет пытаться искупить вину за боль, причиненную близким людям его ложью. Однако теперь, убеждал Тай, все будет по-другому. И, чтобы не быть голословным, представил широкой общественности своего партнера Мэтта Коллума, в отношении которого строит матримониальные планы. Ко всему этому добавим, что Херндон с Коллумом являются весьма верующими людьми и при этом полагают, что их сексуальная ориентация и вера никоим образом не вступают в конфликт.

После камин-аута Херндона всех словно прорвало. В тот же день, вдохновленный его примером, из тумбочки вышел другой кантри-певец, Билли Гилман, который начал карьеру лет в 12 и стал самым молодым в истории США дарованием, чья песня угодила в хит-парад Топ-40. Звезды кантри — особенно женщины, особенно те, что давно зарекомендовали себя как гей-френдли, особенно гей-иконы вроде Долли Партон и ЛиЭнн Раймс, бурно поприветствовали факт двойного камин-аута Херндона и Гилмана, а Раймс утверждала, что даже расплакалась от переизбытка чувств. Самое же главное заключалось в том, что в скором времени после выхода из подполья Тай отправился во всеамериканское турне вместе с группой других известных исполнителей, и публика встречала его бурными и долго несмолкающими.

И вот тут-то в прессе появилась информация о том, что в очередном сезоне сериала «Нэшвилл» готов возникнуть новый персонаж — талантливый композитор по имени Кевин, открытый гей, роль которого сыграет открытый же гей и звезда Бродвея Кайл Дин Месси. Поклонникам всё сразу стало ясно, особенно тем, кто клепал и вывешивал на YouTube лирические монтажи о Лексонгтоне разного уровня качества и кричал на форумах почитателей, что горячо обожаемому Уиллу давно пора устраивать личную жизнь и вводить в сериал нового героя-гея для того, чтобы обеспечить им совместное счастье и любовь до гроба.

В последней серии третьего сезона, отгремевшей на прошлой неделе, произошло сразу два события: Уилл совершил публичный камин-аут и признался в любви Кевину, с которым к тому времени они сочинили мешок чудесных песен, в том числе и «пралюбофф» среди кукурузных полей, но без упоминания в этом контексте прекрасной Мэри.

Влиятельное издание HuffPost тут же побежало к Крису Кармаку за комментариями по поводу случившегося, и актер сообщил: «Я хочу, чтобы Уилл был счастлив и оставался яркой звездой кантри, продолжая любить человека, которого он любит. Я хочу, чтобы он принимал решения, которые помогут ему жить наиболее полной жизнью. Я получал множество твитов и комментариев от зрителей вроде таких: «Да пусть он уже выйдет из шкафа! 2015-й год на дворе!»

Попутно Кормак пояснил, что «Нэшвилл» стал для него сериалом гораздо более серьезным, нежели все другие проекты, в которых он снимался ранее. «Это — первая исполняемая мною роль, благодаря которой я чувствую по-настоящему, за которую несу ответственность и понимаю, что должен заслужить это право. Я полностью отдаю себе отчет в том, что мой персонаж — герой вечернего „мыла“, и что мы снимаем телевизионную драму для общенационального канала. Однако при этом мне кажется, что впервые я играю героя, который тесно связан с моим социальным сознанием и общественным восприятием многих людей, которых я люблю и уважаю».

Что случится с Уиллом Лексингтоном в четвертом сезоне «Нэшвилла» — пока тайна. Актер предположил, что впереди его героя ждет множество разных событий. С одной стороны, звучит несколько расплывчато, но с другой обнадеживает, потому что, как говаривал великий комбинатор, лед в очередной раз тронулся, госпожа присяжные заседатели. Поэтому запасаемся попкорном и ждем, когда, пусть и со скрипом, начнет раскачиваться следующий консервативный бастион, где все еще продолжает действовать политика «Не спрашивай, не говори». Жаль, что это будет не у нас. 

Камин-аут Уилла Лексингтона в сериале "Нэшвилл"

Автор: Софа Хадашот

Комментарии
Loading...