Фотограф и режиссер Сева Галкин: “Автор мужского ню?! Ху%ню!”

0 685

Российский фотограф и режиссер Сева Галкин в интервью для нашего сайта рассказал о триумфе личности своих моделей, а также о том, хорош ли фестиваль "Бок о бок" для презентации его нового фильма, и как Крым вытесняет из сознания россиян геев.

Давайте начнем с вашего фильма "Порок сердца", съемки которого только что закончились. Вы планируете завершить работу над ним к осени, но интерес к нему начали подогревать уже сейчас, из чего можно сделать вывод, что полученным материалом вы остались довольны…

Да, это так, хотя вообще подогревать интерес к фильму – обычное явление. Это необходимо для его продвижения.

Вы собираетесь презентовать его на фестивале "Бок о бок", как это было с вашей первой короткометражкой "Три раза про это. Ярослав"?

Пока нет. При том, что я очень люблю "Бок о бок" и безумно благодарен его организаторам за то, что они помогли мне представить мой первый фильм, который я до того два года не мог никуда пристроить. "Бок о бок" включил фильм в свою программу, и после этого предложения от ЛГБТ-фестивалей посыпались на меня, как из рога изобилия, даже от тех фестивалей, которые ранее ответили мне формальным отказом. Что касается нового фильма, "Бок о бок" все-таки имеет узкую направленность – такое условное гетто, а я хочу выйти к широкому зрителю, на которого и рассчитано мое кино. Мы, гомосексуалы, и так друг о друге все знаем – важно, чтобы это кино увидели и гетеросексуалы и смогли нас чуть лучше понять.

"Три раза про это. Ярослав", пускай и не сразу, все же выстрелил, надеюсь, что и "Порок сердца" найдет своего зрителя.

"Порок сердца" изначально задумывался как вторая часть трилогии "Три раза про это". Про "это" – это про что? Про секс или про гомосексуальность? Пока не совсем понятно.

Идея трилогии на самом деле себя уже изжила. Я ее упомянул, чтобы историческая правда была соблюдена, но в дальнейшем, наверное, не буду связывать фильмы между собой, так как теперешняя работа – это абсолютно самостоятельный продукт.

Как вообще все начиналось? Собралась группа единомышленников, которым просто очень хотелось снимать кино. Мы нифига не знали и не умели, очень смутно представляли, как это делается. Но что мы хорошо понимали уже тогда: нужно снимать о том, что нам самим близко и знакомо. И поскольку наша творческая группа – из гей-комьюнити, мы решили и кино снимать об этом.

Собственно, еще тогда мы придумали три сюжетных линии для будущей трилогии. Первая – про осознание себя геем парня из спортивной тусовки – легла в основу фильма "Ярослав". Над второй – про то, как могут измениться отношения после нескольких лет совместной жизни, – мы трудимся сейчас. Но общего между ними, надо сказать, немного.

Когда мы писали синопсис про спортсмена, мы делали акцент на фактуре: побольше мяса, чтобы были х%и, жопы, спортивные тела и красивые морды – вот эта пена вся. Второй же фильм будет интеллектуальным. Мы в этот раз подбирали актеров не по внешним данным, а по уму. И в этот раз у нас снимались исключительно умные артисты, которые смогли прочитать коды, заложенные в сценарии.

А у вас сегодня не возникает опасений, что к тому времени, когда лента будет готова, в России могут оказаться под запретом не только фильмы, подобные вашим, но и гомосексуальные отношения как таковые?

Не думаю. Сейчас основной вектор внимания у нас сместился на геополитику. Люди отвлеклись от поиска внутреннего врага, который до недавнего времени предлагался российскому населению в качестве чуть ли не главной национальной идеи, на маленькую победоносную войну в Крыму.

К сожалению, Россия за эти двадцать лет так и не излечилась от вируса имериализма, которым была заражена всегда, и кремлевские политтехнологи – а они постоянно держат руку на пульсе – решили сыграть сейчас на этой слабости.

Впрочем, у моих коллег такие опасения имеются. Я сейчас стараюсь побыстрее закончить предварительный монтаж, чтобы успеть "получить" голоса актеров, так как двое из исполнителей главных ролей в этом году собираются покинуть Россию навсегда. Спешу записать их голоса до того, как это случится.

Вот-вот. Мне кажется, что это два параллельных процесса, которые друг друга дополняют: формирование образа врага и построение новой старой империи. Вот буквально из последних новостей: в Иркутске избили школьников, устроивших флешмоб в честь Дня святого Патрика, – "рабочая молодежь" приняла школьников в килтах за геев.

Давайте не будем забывать о том, что уровень нетерпимости к иным в России, а особенно в провинции, всегда был высок. К любым иным, повторяю. На их месте может оказаться кто угодно – кавказцы, геи или девушка, которая покрасила волосы в фиолетовый цвет.

Но сейчас в России нетерпимость еще и сознательно "расчесывают". И идиотские законы не перестают принимать.

Мой прогноз, что акцент с геев сместился. В Кремле осознали, что залезать к людям в постель – перебор, это людей раздражает в отличие от военных побед.

А то, что в России будут еще происходить какие-то события, связанные с нападениями на геев, – это круги по воде. В лужу кинули камень – и круги расходятся и расходятся, таковы законы природы – они же не исчезают сразу, эти круги.

И вы же понимаете, что речь идет всего лишь о предположениях. Мы же в любом случае, когда рассуждаем о большой политике и Кремле, оперируем догадками. Под кремлевским ковром дерутся бульдоги, как мы знаем…

Севе приходит сообщение и он зачитывает вслух: "Чтобы", Сева, пишется слитно". Смеется и тут же объясняет: "Это мне корректор пишет. По поводу только что опубликованного мной материала. Интервью о Симеизе, кстати. Извините, сбился с мысли".

О Симеизе? Это вы уже осваиваете новое российское туристическое направление?

Не знаю, известно вам или нет, что я являюсь главным редактором онлайн-журнала для геев TGUY.RU. Буквально перед нашим с вами разговором я опубликовал там интервью с травести-артистом, выступающим в образе Жанны Симеиз. Он рассказал для нашего сайта о том, что ждет туристов в Крыму в этом сезоне.

Обязательно почитаю. Как ни крути, а разговор сам собой возвращается к теме Крыма и российско-украинского конфликта.

Ну а как?! Мы же не на Марсе живем, и мы здесь тоже очень переживаем за государство Украина. Конечно, не все, конечно, есть ура-патриоты и есть люди, которые вообще ни о чем не думают, для них то, что им из ящика сказали, то и правда. Но люди думающие болеют за Украину. Молодое государство, пытающееся строить демократию, оказалось ослабшим из-за детских демократических болезней, чем воспользовался хитрый и сильный сосед, оттяпав кусок территории. Нас, граждан России, это тоже ранит, мы за вас волнуемся. И как об этом можно не говорить?!

Когда мы задумывали TGUY.RU, у нас было три табу: религия, национальность и политика. Но потом вдруг оказалось, что религия и политика сами влезли в нашу жизнь, так что не замечать их стало уже невозможно. Мы планировали стать легким развлекательным порталом, но, увы, нам в итоге пришлось занять гражданскую позицию.

Хотелось бы все же поговорить с вами и о фотографии. Ведь вы для нас остаетесь прежде всего фотографом. И не просто фотографом, а мастером мужского ню. Не зря же журнал Gaytimes в свое время включил вас в десятку самых известных фотографов этого жанра.

Я снимаю мужиков, потому что мне это нравится. Скажем так, это – как писать стихи.

При этом вы себя определяете как коммерческого фотографа, что, наверное, тоже справедливо, но нет ли здесь некоторого противоречия?

Мужское ню – оно не приносит денег, оно приносит только убытки. Каждый фотограф, работающий в этом жанре, жертвует ради своего увлечения своим временем, какими-то утраченными возможностями. И делает он это потому, что он сумасшедший, больной на всю голову. Потому что он не может не делать этого.

Но мужское ню никак не монетизируется. Поэтому я в то же время занимаюсь и коммерческой фотографией, которой зарабатываю на жизнь. Меня кормят съемки каталогов, интерьеров, портфолио.

Да и что значит "ню"?! Вот вы говорите, фотограф ню. Ху%ню! Давайте подумаем, как часто я снимаю голых мужиков. Это происходит буквально несколько раз в год, чтобы я раздел модель именно догола. Обычно все ограничивается бельем. А часто – и просто портретом. Это если говорить о мужской фотографии. 

На постсоветском пространстве, к сожалению, любое художественное высказывание на тему гомосексуальности автоматически расценивается в том числе и как политический жест. А автор такого высказывания причисляется к движению за права человека. И даже вот вы, казалось бы, просто снимая мужчин, хотите вы того или нет, подспудно заявляете о своем праве это делать, а ваши фотографии в каком-то смысле становятся манифестом свободы. Или я утрирую?

Может быть, потому что 70 лет жизни в СССР нас приучали к отсутствию индивидуальности, и приучали успешно. А надо сказать, что когда ты демонстрируешь свое тело, ты демонстрируешь собственную индивидуальность, и для этого необходимо иметь определенную смелость. Ведь тем самым ты говоришь: я в триумфе. В Древней Греции выражение "в триумфе" значило, что человек полностью голый, что он стоит обнаженный и все им любуются – это дословно. В Риме значение этого выражения несколько поменялось, правда. У нас не было триумфа личности. У нас все должны были сливаться в серую однообразную массу. И мы к этому привыкли, да. Поэтому каждый, кто смеет высовываться, воспринимается враждебно.

Хотя, по сути, я в своих фотографиях просто восхищаюсь мужским телом. Никаких особых правозащитных заявлений я в них не вкладываю.

При этом вам не единожды доводилось публично высказываться в защиту ЛГБТ, хотя хотели ли вы быть активистом, когда приняли решение стать фотографом, я не уверен.

Да я и сейчас не активист, просто у меня есть некие представления о добре и зле. Я не хожу на акции, не выхожу на демонстрации, не расхаживаю с плакатами. Но это не значит, что у меня нет собственного мнения, и я его не скрываю.

Автор: Коля Камуфляж

Комментарии
Loading...