Святослав Шеремет: Рано или поздно открытые ЛГБТ во власти появятся

0

Один из самых известных гей-активистов страны, правозащитник и общественный деятель, лидер "Гей-Форума Украины" Святослав Шеремет — об аутингах, черно-голубом пиаре, плешках, Оксане Билозир и других знаковых людях, местах и событиях украинского ЛГБТ-движения.

НЕЛАСКОВЫЙ ПРИЕМ

Когда я в 2005 году пришел в "Международный альянс по ВИЧ/СПИД", чтобы встретиться с Лаймой Гейдар, которая там работала, и позвонил ей по внутреннему телефону, то услышал буквально следующее: "Кто вы такой? Что вам от меня надо? Вы мне встречу назначали? У меня все расписано по часам! Так, будьте добры, на следующую неделю, давайте уславливаться…" Это был момент знакомства. Но это неважно. На самом деле все начиналось совершенно по-другому. Все начиналось не с меня и даже не со Стаса Науменко, который здесь тоже присутствует.

ПЛЕШКИ

Все начиналось с того, что ЛГБТ-движение было движением в буквальном смысле этого слова. ЛГБТ двигались в совершенно специфических оригинальных местах, которые на то время назывались "плешками". И располагались они в парках, скверах и прочих городских зонах. Собственно, что мы знаем из истории, как нам рассказывали деды? Прежде всего, это — Гидрологический парк, известный ныне под своим сокращенным названием Гидропарк. Знаменитая локация за спортплощадкой приобрела популярность относительно недавно, каких-то лет 10 назад, но там же, в глубине Долобецкого острова, изначально находился нудистский пляж, где собирались умудренные жизненным опытом, прожженные такие, прохаваные, советские гомосексуалы и устраивали тайные оргии. У меня были экскурсоводы, которые проводили туда экскурсии и показывали те старые коряги, за которыми скрывался народ, прячась от посторонних глаз для того, чтобы предаться телесным наслаждениям.
Кроме того, популярным местом вечерних прогулок в среде столичных (а особенно в среде приезжих гомосексуалов, которые приезжали покорять столицу своими выдающимися и не очень достоинствами) был парк имени Тараса Шевченко. С 22:00 и до часу ночи было самое рыбное время, когда там околачивались, ошивались в большом количестве молодые дарования, а также люди старшего поколения, падкие на юношей.

КАФЕ "СТАРЫЙ КИЕВ"

На Крещатике, примерно там, где сейчас модный магазин "Цитрус", было такое советское кафе "Старый Киев". Там сейчас, кажется, магазинчик дамских сумочек. Я был в том кафе один или полтора раза. По-моему, там работали тематические официанты и публики тематической тусовалось немало. Что делала эта публика? Она гоняла чаи, эротично кушала мороженое, знакомилась и далее прохаживалась по так называемой "стометровке". "Стометровка" — это нечетная сторона Крещатика от Бессарабки и практически до входа в метро. В районе этой "стометровки", если подняться вверх, пройдя дворы, был такой усеянный ветхим кустарником склон, где можно было уединиться для более углубленного интимного знакомства.
Мне кажется, что первые гражданские ЛГБТ-инициативы преследовали на самом деле и вполне приземленные цели, как то организация системы для поиска сексуального партнера, которого в свое время было найти не так уж и просто.

"ГАНИМЕД" И "ЧЕРНЫЙ КОТ"

Изначально, так уж получилось, что женщины выполняли очень активную роль в мобилизации инициатив ЛГБТ. В 1993 году, спустя всего 2 года после распада Союза, на фронтах появилась пламенная женщина Лилия Тараненко, которая собрала вокруг себя единомышленников (именно мужчин, единомышленниц там не было, она была единственная звезда среди компании этой тусовки), и они создали здесь в Киеве ассоциацию "Ганимед". Учредительное собрание, если не ошибаюсь, проходило в зале Республиканского планетария, и что примечательно, люди, принимавшие в нем участие, очень интересным образом рассосались далее по общественно-политической и академической сцене Украины. Например, был на этом собрании некто Семкин, который впоследствии стал зампредом государственного комитета Украины по вопросам туризма. Был там некто Саша Мостяев, симпатичный молодой человек, который сейчас является доцентом Национального университета Тараса Шевченко. Находился там и Леня Нефедович, один из первых публично открытых геев в Украине, который позднее был гостем известного телевизионного шоу Кости Гнатенко "Черный кот". Помню свои ощущения, когда его увидел: я, юное невинное создание, собираюсь смотреть очередную порцию общественно-политических новостей — и вдруг натыкаюсь на эту передачу. Костя Гнатенко на пару с Леней Нефедовичем ведут разговор "о гомосексуализме" на каком-то УТ-1 — это для меня был просто взрыв мозга. Ну, Леня Нефедович остался в ЛГБТ-движении. Он сейчас выполняет свои определенные скромные функции. Костя Гнатенко работает арт-директором столичного клуба "Помада". А Саша Мостяев тихо-спокойно помогает в создании ЛГБТ-контента на украинской и русской Википедии. 
Сама же Лилия Тараненко, спустя несколько лет, ушла в тень, а потом выехала из страны, по имеющимся данным, в Россию, и ее дальнейшая судьба неизвестна.

ВЛАД ЗВАРИЧ И ПРАЙД

История украинского движения была бы неполной без упоминания такой знаменательной и замечательная фигуры, как Влад Владович Зварич, который приходится родственником министру правительства Ющенко Роману Зваричу. Этот, доброй ему памяти, человек объединил ЛГБТ-движение и гей-бизнес. Он основал проект прайд-пати (к слову, первый в Украине проект, использовавший это, ставшее в дальнейшем модным, слово "прайд"), ознаменовавшийся серией развлекательных вечеринок, которые он организовывал на теплоходе. Гости судна выезжали вечером на Днепр, катались по реке, затем приставали к берегу, где веселились до самого утра, и потом возвращались на базу. Эти вечеринки продолжались много лет, и на них тусовались пламенные и вдохновленные представители столичной ЛГБТ-среды.
Позднее Влад Зварич ушел с этих фронтов, увлекшись другими проектами. Долгое время он занимался антиквариатом и аукционами. Сейчас перепрофилировался в специалиста по элитной парфюмерии.

КЛУБ "КЛЕТКА"

В районе Печерской площади, в самом сердце столицы, в 1999 году был открыт первый в Киеве организованный гей-клуб, который назывался "Клетка". Прекрасное заведение, располагавшееся в сталинском доме. Там работал арт-директором некий Игорь Бондаренко, у которого были достаточно богатые связи в высоком культурном бомонде. Поэтому когда в Киев приезжали мужские танцевальные коллективы ведущих театров мира, в частности балет Мориса Бежара, например, они всей компанией модно отправлялись в "Клетку" и тусовались там по полной программе.
К слову, Игорь Бондаренко, этот прекрасный молодой человек, вместе со мной и моим экс-бойфрендом учреждал нашу организацию, но это было уже намного позже. Нельзя не сказать, что лет пять назад он преставился ко Господу после тяжелой продолжительной болезни.
Большинству из нас также известен и другой Бондаренко — Анатолий Матвеевич. Будучи активным представителем гей-сообщества и в то же время представителем ВИЧ-сервиса, он консолидировал вокруг себя всех новоприбывших из числа ВИЧ-позитивных геев и бисексуалов. Таким образом, в его организации, которая была названа "Час життя плюс", появилась своя группа единомышленников и последователей, из которых родилось немало активистов.

БАР "МАТРОССКАЯ ТИШИНА"

Другое профильное заведение "Матросская тишина" находилось в непосредственной близости от правительственного квартала, на Кловском спуске, в 368 метрах от представительства ООН, что делало его крайне удобным для посещения дипломатами и прочей высокопоставленной публикой, безусловно, инкогнито. Я там, в частности, бывал с некоторыми партийными боссами того времени. Заведение предлагало неплохой стриптиз и богатую карту хороших вин.

ЦЕНТР "НАШ МИР"

Организация появилась в Луганске усилиями Андрея Маймулахина в районе 96-го года. Это был для луганской юстиции настоящий взрыв мозга. Сначала "Наш мир" даже не хотели регистрировать, ссылаясь на то, что сам факт существования такой организации подрывает устои сложившейся в Луганске общественной морали, и, мол, если мы сейчас зарегистрируем гомосексуалистов, то завтра придут педофилы, и что же, их тоже регистрировать? И только после вмешательства посла Нидерландов, когда инцидент уже разросся до уровня международного скандала, их зарегистрировали. Ну, они быстро обретали силу и влияние, и в конце концов переместились в Киев, куда перенесли и свой офис.
Долгое время Андрей Маймулахин оставался наиболее заметной фигурой в украинском гей-движении. После того, как он издал газетку со своей фотографией в короне на голове, его уже и называли "главным геем страны". На тот момент более известного персонажа из числа активистов едва ли можно было сыскать.

НИКОЛАЕВСКАЯ ЛИГА

На юге, в городе корабельщиков, Николаеве, появилась другая инициатива во главе с пламенной борчихой за права и свободы ЛГБТ Викторией Амановой, впоследствии мигрировавшей в Израиль. Бухгалтером в организации работал некто Олег Алехин, скрывавшийся тогда под псевдонимом Олег Ильин. Сейчас это один из ведущих лидеров движения, известный многим из нас, который после самоустранения Виктории Амановой взял лидерство в организации и пополнил собой когорту первенствующих ЛГБТ-активистов.

ГОЛУБАЯ КНИГА И ДРУГИЕ ИЗДАНИЯ

Наступает 2000 год, и в стране появляется Голубая книга, которая была издана центром "Наш мир". Она очень прогрессивно и правильно описывала ситуацию с ЛГБТ в стране, что на тот момент было достаточно революционно. Публикации, посвященные теме гомосексуальности, тогда все еще считались уделом "желтой" прессы и оставались на примитивном уровне, но "Наш мир" приложился к тому, чтобы вывести обсуждение этих вопросов на более высокий уровень.
К тому времени уже 4 года издавался журнал "Один из нас". Это тоже был, конечно же, вклад в историю и своего рода символ устойчивости украинского ЛГБТ-движения, так как журнал издавался регулярно, нудно, рутинно. Причем читатели буквально затирали его до дыр. Издание было примечательно, прежде всего, двумя моментами: объявлениями о знакомствах и эротическими фотографиями. Все остальное для аудитории представляло гораздо меньший интерес. Дело в том, что на то время мало кто имел доступ к интернету и возможность найти какие-то приятные для глаза визуальные образы, поэтому то, что публиковалось в журнале, представляло большую эстетическую ценность.
Но потом случился переломный момент. В 2003 году усилиями будущего на то время мэра Киева Леонида Черновецкого был принят закон о защите общественной нравственности. И вот тогда "Один из нас" вычистил свой визуальный контент от всякой эротики.
Стоит упомянуть, что несколько лет выпускалась газета "Нашего мира" Gay.ua, занимавшая свою нишу в том же сегменте, что и журнал "Один из нас".
Также наш народ знакомился через подобные печатные издания общей направленности, которых по Украине было тьма-тьмущая, как то львовская газета "Пан + Пани" или харьковская "Симона".

КОНФЕРЕНЦИЯ ILGA-EUROPE

В конце 90-х произошла одна очень интересная, до сих пор остающаяся для меня не вполне понятной, история с тем, что в Киеве должна была произойти международная конференция ILGA-Europe. На нее были выделены некие по тем временам достаточно солидные средства. Я не знаю, кому они были выделены и как, но факт в том, что мероприятие было позорнейшим. Бедные делегаты — европейцы и европейки — блуждали из одного конца Киева в другой, не понимая, где должна состояться конференция, в каком отеле им надлежит остановиться и кто их обязан встречать-провожать. Насколько я помню, это мероприятие обернулось большим скандалом.

БЫТЬ ЛЕСБИЯНКОЙ В УКРАИНЕ

Вскоре на фронтах появляется пламенная фигура Лаймы Николаевны Гейдар, которая заявила, что в этой стране лесбиянки обретут невиданную силу. С таким посылом была издана знаменитая публикация "Быть лесбиянкой в Украине", которую Лайма писала в соавторстве с Анной Довбах и Наташей Нагорной. Позднее свет увидел второй том "Быть лесбиянкой в Украине: обретая силу". Это настольная книга всех лесбийских активисток нашей страны.
Лайма стала по праву лидерства и инициативы ведущей украинской лесбиянкой, в качестве которой медиа использовали ее образ вплоть до позапрошлого года. Два года назад Лайма Николаевна официально заявила о сложении с себя полномочий ведущей лесбиянки и ушла в тень.
Между тем, Лайма внесла большой вклад в развитие женского движения и имеет колоссальный опыт мобилизационной и консолидаторской работы. В ходе семи феминистско-лесбийских лагерей, которые проходили в лесах под городом Полтава, она взрастила несколько поколений активисток, которые и сейчас радуют нас своими гражданскими инициативами и ответственной политической позицией.

СВЯТОСЛАВ ШЕРЕМЕТ И "ГЕЙ-ФОРУМ УКРАИНЫ"

В 2004 году на горизонте уже появился я. А до этого я работал со многими политическими силами. Начинал в Прогрессивной социалистической партии Украины в качестве помощника депутата из Донецка Александра Чародеева, который был левой рукой Натальи Витренко. Наше сотрудничество длилось недолго, мой шеф счел наши сексуальные ориентации несовместимыми и рассчитал меня. После этого я перешел к СДПУо, а затем к "зеленым", но не суть.
В 2004-м я познакомился с массой интересных персонажей, некоторые из которых оказались активистами наших фронтов. Так сложилось, что с двумя из них мы решили создать свою организацию. По правде говоря, сначала я хотел присоединиться к Маймулахину, но тот меня отверг. И тогда мы вместе с Игорем Бондаренко и моим экс-бойфрендом Сашей Горбаченко под бдительным наставничеством Влада Зварича создали "Гей-Форум Украины". В 2005 году мы уже подготовили и напечатали замечательное издание "Эней", которое вышло тиражом 10 тыс. и разошлось по стране. Дошло в самые отдаленные хутора. Через него в активизм влились многие из тех, кто сейчас руководит организациями. В частности, Сережа Чистяков ("Резус"), Андрей Слободянюк ("Радуйся жизни") и Андрей Лещишин ("Тотал").

НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВ И МОСКОВСКИЙ ПРАЙД

В 2006 году произошло событие, которое парадоксальным образом повлияло на судьбу украинского ЛГБТ-движения. Тогда некто Николай Алексеев инициировал проведение "первого" в России гей-прайда. Первого в кавычках, так как и в 90-х случалось, что ЛГБТ выходили на марши с радужными флагами, но, как водится, все очень быстро забывается. И вот Алексеев в поисках участников для своего "первого" прайда каким-то образом вышел на меня и говорит: давай, приезжай, выйдем-пройдемся, заявим о себе — Россия-Украина вместе, все дела. И я поехал в Москву. Этот прайд был не допущен властями, он не состоялся, но откуда-то украинские медиа прознали, что представитель из Украины участвовал в этом скандальном мероприятии — и мне организовали пресс-конференцию. Причем меня даже не предупредили, что это будет пресс-конференция. "Ой, Святослав, вы не могли бы к нам подойти, мы зададим вам пару вопросов?" Я прихожу в медиа-холдинг "Обозреватель": сидит куча журналистов, камеры стоят. Скромно становлюсь в сторонке, недоумевая, чего это тут столько прессы, а мне говорят: так, давай иди в зал президиума. Таким образом, совершенно неожиданно для меня прошла моя первая пресс-конференция. Она меня вывела из состояния равновесия и в то же время сильно зарядила. 

ОКСАНА БИЛОЗИР

Вслед за пресс-конференцией произошло еще одно, на первый взгляд, незначительное событие, которое возымело грандиозный эффект.
Оксану Билозир, которая на то время пребывала в статусе народного депутата Украины, в одном из интервью спросили про геев, и она заявила: "А что геи? Их не видно и не слышно, значит, им ничего и не надо". Заслышав это, мы взбеленились: как это ничего не надо? И тогда мы — я, Лайма Гейдар, Олег Алехин, Толик Бондаренко, Стас Науменко и Андрей Маймулахин — как представители шести существовавших на тот момент в стране ЛГБТ-организаций ("Гей-альянс", "Час життя плюс", "Женская сеть", "Гей-Форум Украины", ЛиГА и "Наш мир") составили открытое письмо на президента, премьера и парламент. Мол, что вот мы — ЛГБТ, мы есть и у нас имеется перечень требований, включая официальное признание статуса однополых партнерств. И вдруг это обращение очень мощно прозвучало в СМИ. И тогда, как по мне, произошел перелом: украинское ЛГБТ-движение, доселе мало заметное, не имевшее площадки для самовыражения через масс-медиа, вдруг стало предметом большого интереса со стороны журналистов. К нашим лидерам начали обращаться за комментариями. Меня начали просто нещадно юзать журналисты, приглашая на всяческие ток-шоу и передачи.
Тогда же получилось так, что Маймулахин в то время как медийный персонаж отошел в тень — и я вышел на первые роли. Объективно так получилось. Я оставался на этих первых ролях до позапрошлого года. Сейчас главным медийным персонажем от ЛГБТ-движения является Богдан Глоба. Это по моим оценкам.

КЛУБ "АНДРОГИН"

В истории становления украинского сообщества я бы отметил еще появление в начале 2000-х крупного гей-заведения под названием Big Boy Club, которое впоследствии было переформатировано в "Андрогин". Чем оно было знаменательно для нашего ЛГБТ-комьюнити? Безусловно, наличием дарк-рума. Это был первый опыт подобного рода в Украине, что, само собой, привлекало в этот клуб ходоков со всей страны, которые могли совершенно анонимно и невозбранно предаться плотским утехам, не отходя от кассы. Клуб просуществовал долго, он сменил руководство, владельца, название и закрылся буквально только в прошлом году, вероятно, навсегда.

ЧЕРНО-ГОЛУБОЙ ПИАР

Со средины 2000-х тему ЛГБТ начали активно юзать в том числе и в качестве черно-голубого пиара (ЧГП). Ее начали эксплуатировать политтехнологи, полагавшие, что таким образом реально кого-то замочить. И в итоге кто только не становился жертвой ЧГП! Проще, наверное, назвать политическую фигуру, которую не сопровождали истории и разоблачения подобного толка.
Вот одна характерная ситуация из моего личного опыта. Звонит мне один из политтехнологов: "Святослав, у нас есть очень интересное предложение, надо встретиться". Я говорю: "Хорошо, но только я в Москве". Ничего, мы все оплатим. Они перечисляют мне деньги, я прилетаю, встречаюсь с ними и начинается совершенно дурацкий примитивный разговор про то, что надо провести пресс-конференцию в УНИАН, где мне следует заявить, мол, "большим сторонником сексменьшинств является Пилипишин". Естественно, я отказался. В итоге они ничего лучше не придумали, как выписать из Нижнего Новгорода третьестепенного российского активиста Дениса Гоголева, который был известен попыткой заключения гей-браков. С его участием устроили в УНИАН провокацию, когда на него эффектно разлили пакет кефира. Получилось дешево и фальшиво. И таких провокаций было ни одна и ни две. Мне подобные предложения поступали регулярно. Самая последняя история такого рода — это фальшивая акция на Майдане с гей-титушками в прошлом году, которых набирали в соцсетях. Сначала организаторы сего действа обращались к реально действующим ЛГБТ-организациям, ко мне в том числе.

49 ОРГАНИЗАЦИЙ

За всю историю с 93-го и до сегодня в Украине зарегистрировано 49 ЛГБТ-организаций. И основной их бум приходится на вторую половину 2000-х. Когда еще кризисом и не пахло, все развивалось достаточно динамично. При этом видимых, значительных ЛГБТ-активистов и активисток, ну, сотня-полторы на страну.
Примечательно также, что большинство организаций в стране вообще никакого финансирования не получали. Тех, кто имеет проектную деятельность, их меньшинство. По нашим с Максом Касянчуком оценкам, процент соотношения оплачиваемой и неоплачиваемой работы составляет примерно 40 на 60. В этой сфере прилагался реально очень большой объем волонтерских усилий.

ОБРАЗ ЯНУКОВИЧА

Светлый образ Януковича мы начали эксплуатировать в 2006 году. С ним была очень интересная история. Янукович в 2003-м внес на рассмотрение парламента законопроект, в котором предлагал запретить дискриминацию по признаку сексуальной ориентации. Это был проект нового Трудового кодекса. Янукович на то время был премьер-министром, и тогда с моей подачи мы начали акцентировать внимание общественности на том, что вот и премьер, и правительственный курс за то, чтобы защищать геев. И в последний год его правления Национальный институт стратегических исследований при президенте издал ежегодное послание президента Верховной Раде, где был составлен топ-10 общественно-политических движений в Украине, которые имеют наибольший вес. Там, среди прочих, было и ЛГБТ-движение. То есть я просто хочу сказать, что наши попытки достучаться до людей, которые принимают решения, и показать свою значимость и влияние, если угодно, определенными успехами увенчались. И со стороны властей была готовность идти навстречу и обеспечивать прогресс в наших вопросах. Сейчас режим поменялся и надо все начинать с нуля, по сути, на новых основаниях, но — тем не менее.

ЛГБТ В ПОЛИТИКЕ

Я лелею надежду на то, что все-таки наступит тот светлый миг, когда мы увидим открытого представителя ЛГБТ-движения в числе народных избранников или избранниц. Меня журналисты часто спрашивают, когда у нас появится открытый гей в политике. Лично я укоренился во мнении, что он появится только в том случае, когда, будучи открытым геем, он туда войдет. На камин-ауты в этой стране в ближайшее время рассчитывать совершенно не приходится. А все то, что называется аутингом, попахивает ЧГП-технологиями и оно все такое с душком. К тому же — малоэффективно. Например, бывший президент Крыма Мешков совершил аутинг господину Колесниченко, автору гомофобных законопроектов, заявив в одном из своих интервью: "Знаем мы этого голубого педераста Колесниченко". Ну и что, это прозвучало как-то широко? Об этом, кроме нас, кто-то знает, помнит? А что Ляшко с видео допроса, попавшим в интернет? Это как-то сделало его представителем сообщества?
Мы говорили об истории, и в завершение нашей беседы, экстраполируя то, что было, на то, что будет, скажу, что обязательно в будущем произойдет взаимопроникновение ЛГБТ и политического истеблишмента. Рано или поздно открытые ЛГБТ во власти появятся.

Материал подготовлен по итогам встречи со Святославом Шереметом, посвященной истории украинского ЛГБТ-движения, которая состоялась в субботу в креативном пространстве "Часопис". Мероприятие проводил Queer Home Киев под эгидой Гей-альянса Украина.

Автор: Коля Камуфляж

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии
Loading...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: