Женщины в западноевропейском искусстве. Рококо в Италии

0 241

Предыдущие статьи по теме «Женщины в искусстве» >>>

Анна Моранди (Anna Morandi Manzolini) родилась в 1714 году в Болонье и воспитывалась в традиционной семье, где замужество, дети и домашние хлопоты считались естественным уделом женщины. В 1736 году Анна вышла замуж за своего друга детства и профессора анатомии в Болонском университете Джованни Манцолини. Через пять дет супружеской жизни Анна воспитывала уже шестерых детей. Когда муж заболел туберкулезом, она получила особое разрешение читать лекции вместо него. Это событие стало для Анны судьбоносным.

Чтобы изучить анатомию, ей пришлось научиться вскрывать трупы. Это своеобразное занятие давалось невероятно тяжело, но Анна преодолела страхи. Муж был настолько вдохновлен супругой и ее достижениями, что и сам смог вернуться к работе. Их совместные труды получили признание многих европейских художников, интеллектуалов и анатомов того времени.

В 1755 году муж Анны скончался, оставив ей весьма скромные средства к существованию. Однако после его смерти Анну утвердили на должности преподавателя анатомии в Болонском университете. Моранди помогала своему мужу и впоследствии превзошла его в и глубине научных познаний. Она давала лекции по всей Европе и получала заманчивые предложения от самых разных университетов, но предпочла остаться в родной Болонье.

В своих лекциях Анна искусно сочетала знания, почерпнутые у мужа, и собственные открытия. Она наглядно демонстрировала удивительное строение человеческого тела в теории и на практике. Кроме того, Моранди создала два портретных восковых бюста, оба они сегодня выставлены в Палаццо Погги в Болонье. Один из них является автопортретом, на котором она изобразила себя за анатомированием человеческого мозга, а второй представляет ее мужа за тем же занятием. Контраст между женственным и утонченным нарядом Анны и ее профессиональным отношением к работе производит поистине сильное впечатление.

Восковые анатомические модели, изготовленные Анной, высоко ценились как при ее жизни, так и после смерти. Некоторые из них были выполнены настолько искусно, что их сложно было отличить от частей тела, с которых они были слеплены. Отточенный до совершенства навык препарирования позволил Анне открыть несколько прежде неведомых науке органов, например, окончание косой мышцы глаза. Моранди стала первой, кто в мельчайших подробностях воспроизвел из воска человеческие органы, включая капилляры и нервы. Ее коллекция восковых моделей Supellex Manzoliniana пользовалась огромным спросом среди европейских анатомов и служила им превосходным практическим пособием. Работа Анны стала прототипом для коллекции Вассури и макетов, изготовленных Луи Озу из папье-маше и ставших предшественниками моделей, которыми мы пользуемся сегодня в школах и медицинских институтах.

Благодаря усердному труду Анна снискала всеобщее признание и почет. При жизни она удостоилась звания профессора анатомии и особого звания восковой моделистки (Болонский университет, 1756 и 1760). Ее талант был отмечен многими правителями: император Австрии Иосиф II приобрел одну из ее моделей и весьма положительно отозвался о ее знаниях и мастерстве скульптора, а Екатерина II пригласила Анну в Москву с лекциями и сделала ее почтеным членом Российского императорского научного общества. На родине, в Италии, Анна была признана изобретательницей восковых анатомических макетов. Она скончалась в возрасте 60 лет в Болонье. После смерти ее бюст поместили в римском Пантеоне рядом с могилами и бюстами других известных итальянских скульпторов, художников, кардиналов и монархов.

Джулия Лама (Giulia Lama) родилась в 1681 году в Венеции, и свои первые уроки живописи получила от отца Агостино Лама. Впоследствии она обучалась в мастерской Антонио Молинари, где подружилась с Джованни Пьяцеттой, вспоследствии ставшим известным итальянским художником эпохи рококо, работавшим в жанрах бытовой и религиозной живописи. Совместное обучение наложило свой отпечаток: манера письма Джулии была во многом схожа с живописным стилем Джованни (например, они оба использовали жесткий контраст света и тени). Поэтому долгое время он считался ее наставником, а картины Ламы ошибочно приписывались ему и другим художникам венецианской школы. Однако в 20 веке исследователям удалось восстановить биографию художницы, которая до этого времени была задокументирована с большими неточностями, и имя Джулии Ламы было открыто заново. Сегодня искусствоведы соглашаются, что хотя ее картины и похожи на работы Пьяцетта, в технике письма она его превзошла.

Джулия писала картины на истерические и религиозные темы: одну из них, «Распятие Христа», она создала для алтаря церкви в Сан-Витале, и эта работа сохранилась там до наших дней. Кроме того, художница преуспела и в престижном и весьма прибыльном жанре одиночных и коллективных портретов. Судя по всему, Джулия Лама также стала первой художницей Венеции, преодолевшей запрет на изучение и рисование обнаженной натуры для женщин. Недавно была обнаружена бесценная коллекция сохранившихся набросков Джулии, которые наглядно свидетельствуют о том, что в период обучения она действительно изучала мужскую и женскую обнаженную натуру. Это позволило ей добиться общественного признания в поистине «мужских» жанрах, что, разумеется, вызвало неудовольствие ее коллег-мужчин, которые не желали терпеть подобную конкуренцию.

Учитывая препятствия, с которыми в те времена сталкивались женщины, решившие заниматься живописью, удивительно, что Джулия вообще могла конкурировать с мужчинами. Она не состояла в гильдии художников Венеции, но имела блестящее образование и одинаково уверенно работала над совершенно разными заказами — от интимных портретов до росписи алтарей. Именно благодаря идентификации трех алтарей в путеводителе по Венеции 1733 года удалось открыть художественное наследие Джулии Лама. Чтобы реконструировать историю ее творчества, потребовалось пересмотреть авторство многих работ, которые до сих пор приписывались, например, Джованни Пьяцетте, Доменико Маджотто, Франческо Капелле и Франсиско де Сурбарану. То, что работы Джулии относили к творчеству этих художников, лишь подтверждает неоспоримый факт ее мастерства.

Джулия не могла похвастаться красотой и, прекрасно осознавая свою непривлекательность, всячески преувеличивала ее на автопортретах. В своем письме к мадам де Кейлюс в марте 1728 года аббат Конти так описывает внешность и характер Джулии: «Эта бедная женщина подвергается гонениям, но ее талант торжествует над врагами. Это правда, что она столь же уродлива, сколь и умна, но речь ее столь утонченна, что ей легко прощают все недостатки внешности… Однако она ведет очень уединенную жизнь».

Джулия также не стремилась идеализировать образы в своих картинах, что обычно свойственно женщинам-художницам. Обладая развитым, уникальным стилем живописи, она создавала собственные композиции и никогда не копировала работы именитых мастеров. Несмотря на двухвековое забвение имени художницы, ее наследие сохранилось до наших дней. На аукционе Кристис в июне 2011 года картина Джулии Лама «Сатурн, пожирающий своих детей» была продана за 98 500 долларов.

Автор: Зоя Рыбачок

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии
Loading...
X

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: