Закон джунглей

0 243

«Ой, у нас на работе ну такой лошара, такой лошара есть! Прикинь, у него очки огромные, а левый глаз дергается. И еще он одевается непонятно как. Его один раз мужики подкололи, налили ему в принтер клея, так он полдня над ним морозился, а потом еще и втык получил. Сперва от шефа, а потом от айтишника, который на следующий день пришел ему этот принтер ремонтировать».

Подобными откровениями со мной взахлеб делился мой знакомый. Сам он гей, слегка манерный парень лет двадцати пяти. Попытавшись разобраться, кто в этой ситуации неправ, я выяснил у него, что неправ очкарик. Потому что он — «лох». А дальше понеслись перлы один другого краше: если тебя в школе щемят — сам виноват. Опять же, по причине того, что ты — лох. Потому что нормального человека трогать не будут.

Потом этот слегка манерный юноша сменил работу, где новый коллега прилюдно окрестил его «пид*ром», и мнение молодого человека относительно «лохов» тут же кардинальным образом изменилось. Да как можно оскорблять меня из-за ориентации, негодовал приятель, я же им ничего плохого не сделал! Кипя праведным гневом, он даже внезапно вспомнил о Международной конвенции по правам человека.

Другого моего товарища, деятеля из организации гражданского общества, борющейся за эти самые права, ужасно возмущали его коллеги-женщины, которые «приходят, беременеют, а за ними место на год декрета сохраняется». И приходится либо за них работу доделывать, либо нанимать другого человека. В конечном итоге, резюмировал он, Гражданский кодекс, который подобную норму предусматривает, вообще странный какой-то документ. И будь он на месте руководства, он бы вообще женщин на работу не брал. Только бесплодных. Или тех, которые вышли из детородного возраста.

Одна активистка ЛГБТ-движения как-то заявила, что геи зачастую сами виноваты в том, что их бьют на улицах. Они же реально провоцируют окружающих — ни один нормальный человек мимо такой «размалеванной фифы» спокойно не пройдет.

Терпеть не могу черных, рассказывал мне эмигрант, достаточно давно обитающий в Штатах. Я, конечно, понимаю, что расизм — это плохо, но они же дикие. У себя в кварталах прямо на дороге барбекю устраивают, постоянно на улицах сидят (работать не хотят), и вообще, ненормальные они. Музыку громко слушают, шумят. При этом товарищ в США приехал с постсоветского пространства и пытался получить там политическое убежище.

В Америке часто можно услышать: «Этих мексиканцев к нам столько прет, и всем убежище политическое подавай. А нам, адекватным просителям убежища, из-за них в очередях годами стоять приходится».

Когда я пишу эти строки, меня обуревают очень сложные и противоречивые чувства. С одной стороны, я понимаю, что любой стереотип не рождается на пустом месте, и доля правды во всем этом есть. Когда-то давно, в Германии, я и сам стал свидетелем отвратительного поведения местных турков, в том числе и в отношении меня самого. Поэтому мне понятна причина, по которой некоторые немцы относятся к туркам с некоторой, скажем так, предубежденностью.

Да и вообще, возникало в моей жизни множество ситуаций, когда на каком-то глубинном уровне я замечал за собой негативно-настороженное отношение к отличающимся от меня людям. Порой и я могу о ком-то подумать, что он «лох» и «сам виноват». Грешен. С другой стороны, мне глубоко противна идея того, что кто-то может подвергаться ограничениям или стать объектом негативного отношения и травли лишь потому, что он другой, отличающийся, или просто кому-то чем-то не понравился.

В животном мире выживают сильнейшие. Стая волков изгоняет или загрызает чужака. Лучшую самку получает самый ловкий и проворный, а лучший кусок мяса достается сильнейшему.

Мы — существа с животной природой и человеческой сущностью. Наша неприязнь и страх перед другими — это реакция звериной сущности. Напротив, гуманизм, уважение к личности, неприятие несправедливости — суть нашего человеческого начала. Современные люди, обжегшись на ошибках прошлого, с разной степенью успешности строят гуманистическое общество, основанное на справедливости и равенстве перед законом. К сожалению, даже в тех странах, где в этом отношении удалось достичь наибольшего прогресса, сама идея во многом остается лишь красивой оберткой. В обществе сильны ксенофобия и несправедливость. И причиной тому становятся отдельно взятые люди.

Развивать в себе человеческое очень сложно. Стать по-настоящему понимающим и принимающим разнообразие человеком, чья животная составляющая находится под контролем, непросто. Но оно того стоит. Возможно, имеет смысл задуматься: готовы ли мы жить по законам джунглей? Выдержим ли сами обусловленную ими конкуренцию? И если нет, то почему этими законами мы так часто оправдываем собственное поведение?

Автор: Ларсон Собески

Комментарии
Loading...
X